Blog post

Большой разговор с Дмитрием «Шаманом Кулишкинским»

Началось все со случайно замеченного нами объявления в livejournal  — «Прямо сейчас много хороших людей пьет вкусный чай в Морозовcком саду. Если вам грустно и одиноко, то приходите прямо сейчас«. Редакция СМ была крайне заинтригована, что это за сад такой, кто там пьет чай и почему мы об этом ничего не знаем! Разбираться пошла Анастасия Нарушевич (на фото выше) и Илья Иваничкин, а затеял это все замечательный Дмитрий (на фото выше), который любезно пригласил ребят на чай и оказался очень интересным и необычным человеком. И вот что он рассказал…

Кулишки. По апокрифической легенде Поганые пруды, которые потом стали Чистыми, были погаными вовсе не от церковнославянского слова, обозначавшего грязь. А «погаными»  они были от того, что довольно долго там совершались всякие языческие ритуалы, было даже дело уголовное, века 17-го, правда, не про славян, а про балтов, которые делали там что-то нехорошеес точки зрения церковной морали… Как известно, в этих прудах утопили боярина Кучку. По легенде, он был владельцем Московских земель еще до того, как сюда пришёл Юрий Долгорукий. По преданию, Долгорукий убил Кучку, а тело сбросил в этот самый «поганый» пруд. Это очень старое московское место.

Морозовский сад

Морозовский сад. Для меня это место имеет большое значение. Я часто приходил сюда, когда у меня были какие-то проблемы в жизни, гулял по Хитровке, и спустя какое-то время ситуация решалась сама собой, что-то изменялось, не связанное со мной, и сложная обстановка уходила.  Это место находится на пересечении очень большого количества переулков, и поэтому его можно либо всё время обходить стороной, либо постоянно попадать сюда. На Кулишках очень легко заблудиться, даже если хорошо знаешь этот район. Я поэтому долгое время не смотрел на карты, для того, чтобы «заблудиться» и найти какие-то странные места. Например, здесь есть переулки, которых нет на карте. Главная особенность Кулишек в том, что здесь нет открытых трасс, поэтому это тихий и спокойный район.

Известен сад с XVIII века, дом, стоящий на вершине сада принадлежал князю Сергею (Сербану) Кантемиру, сыну молдавского господаря Дмитрия Кантемира. Затем здесь был пансион княжны Лопухиной для бедных дворянских детей. Там, между прочим, учился Андрей Дельвиг, брат знаменитого друга Александра Сергеевича. Прославилось это место в 1862 году, когда этот дом купил сахарозаводчик Василий Кокорев; здесь он открыл первую публичную картинную галерею, это было ещё до Третьякова, но вскоре из-за разорения, галерею закрыли.

А дом перешёл к Мария Фёдоровне, матери известного мецената Саввы Морозова, здесь он провёл своё детство. Отсюда и пошло название самого сада. Во время мятежа левых эсеров в 1918 году, здесь стояла пушка, из которой хотели стрелять по Кремлю. На их арест приехал Феликс Эдмундович Дзержинский, и они его арестовали сами, затем после освобождения пленника, сюда приезжал Ленин, а эсеров расстреляли. В советское время, начиная с 1920х годов, в здании бывшей Кокоревской галереи располагался детский сад. На протяжении почти 150 лет территория Морозовского сада оставалась городским сквером. Вход осуществлялся по двум широким лестницам, расположенным по углам сада. В саду были оборудованы скамейки, зимой проводились тренировки лыжников из расположенной неподалеку спортивной школы. Здесь проходили съемки многих фильмов, в том числе «Усатого няня» и первой экранизации акунинского романа «Азазель». Сад стал публичным еще при Кокореве, с двух сторон к нему вели парадные лестницы, но сейчас их убрали, а входы закрыли, в стене проделали калитку, служащую единственным входом, но и ее закрывают в ночное время.

О том, что в саду не всё в порядке, я узнал в ночь с 31 декабря на 1 января  2000 года, когда пришёл сюда варить кофе, встретиться с кем-нибудь и вот так провести Новый год. Но я обнаружил, что здесь проводятся археологические работы, внутрь зайти нельзя, как позже я узнал, в результате этих работ была «найдена» подземная автостоянка, а почва сада была заменена и многие деревья почти умерли. В соответствии с генпланом Москвы сад является объектом культурного наследия, озелененной территорией общего пользования. Но в 2001 году он фактически был захвачен структурами, близкими к Энверу Сардарову. Безо всякого согласованного проекта сад был полностью перестроен, при этом материалы использовались очень непрочные, были убраны две парадные лестницы, а доступ в сад закрыт.  Новые хозяева превратили сквер в нечто в стиле «рублёвка 90-х», когда люди пытались на шести сотках разбить парк.

На Воронцовом поле они сделали ремонт здания, в которое переехал детский садик, и получили за это морозовский особняк «со скидкой», после чего новые владельцы ободрали весь фасад и вместо квалифицированной реставрации сделали его заново из современных материалов. Также в саду совершенно нет скамеек, урн, качелей и прочих элементов благоустройства нормального городского сквера. Многие местные жители собирались здесь с протестными акциями, писали письма в мэрию, и сейчас мы добились того, что сад снова открывают. 1 мая мы устроили ночное чаепитие вместе с чайным клубом по соседству и не давали себя отсюда выгнать.

Сейчас мы очень обеспокоены ситуацией с возможным перекрытием доступа во двор усадьбы Сумарокова на улице Забелина. Здание усадьбы недавно заняло Императорское Православное Палестинское Общество – VIP-православная стуктура, имеющая в своем руководстве немало влиятельных московских и федеральных чиновников, а также иерархов Русской православной церкви. Они занялись «облагораживанием» старого московского дворика – снесли детскую площадку и закатали разбитый местными жителями цветочный садик. Мы опасаемся, что они закроют доступ на территорию и тогда одна из самых живописных в городе анфилад проходных дворов между улицей Забелина и Спасоглинищевским переулком перестанет существовать. Мы уже предприняли некоторые юридические действия, готовим иск, но опасаемся, что в этот раз силы могут оказаться не равны.

Чайная церемония. Когда-то я был довольно известным человеком в Москве по кофе, продвинутым любителем. Например, я принимал участие в дегустациях образцов кофе «Cup of excellence». Приглашали меня для того, чтобы выбрать лучшие сорта, которые можно будет увозить на продажу в Москву. Сейчас, к сожалению, они перестали практически привозить кофе этого стандарта в Россию. Это был кофе наиболее высокого качества. А потом я нашёл сайт www.teatips.ru и познакомился с замечательным человеком Денисом Шумаковым, который и создал этот  проект. Этот сайт не занимается чайным бизнесом как таковым, не продает чай. Денис пишет такие чайные эссе, как бы о чае, но, на самом деле,  совсем о другом. Мне просто захотелось познакомиться и общаться с этими людьми, были мысли подсадить Шумакова на кофе, но его магия, «его кунг-фу» оказались сильнее, и я стал любителем чая.

Краеведение. Я не краевед. Ещё в школьное время я вместе с мамой ходил на курсы экскурсоводов, в результате я даже сдал экзамены за маму. Примерно тогда я и понял, что хочу здесь жить. Однажды я прочитал книгу, в которой сказано, что для исполнения мечты, вы должны представить себе её во всех подробностях. И я представил себе, что хочу жить на Кулишках, Хитровке, представил себе номер дома и номер квартиры. И когда переехал сюда жить, то понял, что всё совпало… А вчера я купил квартиру здесь. Я к этому очень долго шел и, наконец, воплотил свою мечту.

Детство. Москва – это мой город. Питер мне тоже нравится, но жить я люблю только здесь. Я родился на Семеновской, потом недолго жил в Гольяново, а большую часть жизни я провел в Крылатском. Лет с пяти я довольно часто бывална Кулишках по разным причинам, и так сложилось, что переехал сюда.

 «Архнадзор». Я юрист по образованию, кандидат юридических наук. Сейчас активно волонтерствую в юридическом отделе «Архнадзора» и курирую этот район. «Архнадзор» – это волонтёрское и общественное движение без формальной структуры, объединение москвичей, которые не любят, когда со старой архитектурой происходит «что-то не то». Мне кажется, что это очень похоже на экологическое движение, мы живём в городе и это наша среда обитания, мы защищаем её и хотим, чтобы она оставалось такой, какой мы привыкли её видеть. У «Архнадзора» есть замечательный девиз: «Felix est, qui quod amat defendere fortiteraudet» (лат. «Счастлив, кто имеет мужество защищать то, что любит».).

Соседи по центру. Контингент здесь встречается разный, вчера я общался с киргизами, которые живут в трактире «Каторга», придуманным Гиляровским для книги «Москва и Москвичи». Здание находится в плохом состоянии. Я знаю многих местных жителей не по именам, конечно, по лицам, и они знают меня. Как-то раз я покупал дорогую бутылку коньяка, она стоила тысяч шесть,  мне не хватало порядка трёх тысяч рублей, и оказалось совершенно легко получить эти деньги в долг просто потому, что «ты же к нам заходишь периодически». Получаются старые такие добрососедские отношения. Здесь, например, во многих дворах люди всем домом жарят шашлыки во дворе. Есть еще прекрасный человек Мария Крупнова, известная тем, что время от времени то тут, то там разбивает мини-садики. Это как раз ее садик недавно ликвидировали в ходе «благоустройства» территории Палестинского общества городские власти.

Продолжение следует…

Интервью — Анастасия Нарушевич и Илья Иваничкин.

Post a comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Предыдущая запись Следующая запись
Большой разговор с Дмитрием «Шаманом Кулишкинским» — COZY MOSCOW