COZY MOSCOW

Блог о сохранившихся уголках старой Москвы, неизвестных музеях, секретных дворах, уютных кафе, тайных маршрутах для прогулок и о москвичах, которые любят свой город.

Люди

28 Ноябрь
Comments

Моё Орехово-Борисово

Моё Орехово-Борисово

У меня тоже есть моя Москва детства. И это не классические московские переулки старого центра, не буржуазные дворы сталинских высоток и даже не четкие серые ряды черемушкинских блоков. Мое детство – это довольно глухое в те времена «примкадье» — Орехово-Борисово.
Как-то младший сын ни с того ни с сего задал вопрос, какого цвета был дом в моем детстве. Салатовый, говорю.
— А рядом какой?
— Желтый
— А с другой стороны?
— Голубой универсам.
— А напротив?
— Красная прачечная.
Как, говорит, у тебя красиво в детстве было. И тут я задумалась…И ведь правда. В сегодняшнем многоцветном мире осколки советского детства кажутся каким-то пыльными, неяркими.  Ей богу, до того ли стране было в конце 80 — начале 90х, чтобы дома раскрашивать? Там бы с ценами и правительством разобраться. А ведь в реальности все было очень ярко!
Read more…

23 Октябрь
Comments

Москвичи о Москве: Мария, художник, 31 год

Мария Фетисова

В Москве живу с рождения. Первые годы моей жизни проходили то в районе Щукино, в котором почти все улицы названы маршалами: Маршала Бирюзова, Маршала Вершинина, Конева, Соколовского, Мерецкова, Рыбалко и тд., то в Хамовническом районе. Наша семья часто переезжала. В Хамовническом прошла более сознательная половина детства. Вспоминаются Несвижский переулок, по которому мы с бабушкой ходили в магазин “Диета”. Был март, таял снег и солнце блестело в лужах, шел 1993 год, кажется, магазин был пустоват. Сейчас здание этой “Диеты” закрыто ремонтной сеткой уже много лет и теперь только стены остались. Возвращались через Пуговишников переулок, где по правую сторону дворы, в которых живут вьетнамцы (вьетнамское посольство неподалеку), а по левую — уютные красные трехэтажка и двухэтажка. Весной у красной двухэтажки — куст сирени цветет. Первые  впечатления от города связаны с бабушкой, которая меня водила в сад «Эрмитаж», где я посещала детскую студию, то в Обыденский переулок на какой-то кружок.

Read more…

19 Октябрь
Comments

Стас Гайворонский «Наш Городок»

gorodok

Очень легко не написать ничего о том, что для вас являлось всем.  Наша культура вещей и предметов закончится не взрывом и не какой-то другой катастрофой. Просто придёт бригада гастарбайтеров под предводительством полной крашеной блондинки. Они засунут всё, что вы любите, в бледно-зелёные мешки и увезут на слом. А сверху для верности пройдутся слоем жирной серой краски.  В Городок сложно было отпроситься — нужно было переходить дорогу. По ту сторону сразу начинался парк Лосиный остров. А по дороге гоняли четвёрки, пятёрки, шестёрки, семёрки и новые москвичи. А иногда и мерседес с открученной эмблемой. Read more…

04 Октябрь
Comments

Юлия Грибкова и Юлия Рослевская о стереотипах, взгляде в асфальт и скрытом волшебстве

pryanichkyband

Когда  весной 2011 года родился » Cozy Moscow», я  была восторженной, впечатлительной и отчаянно влюбленной в Москву.  Спустя 5.5 лет работы над проектом — я по-прежнему люблю свой родной город, много о нём читаю, продолжаю учиться у друзей-краеведов, но уже смотрю на него другими глазами.  Нет вот этого постоянного ожидания чуда и бабочек в животе. Я больше не Алиса в Стране Чудес, я Чеширский кот. Инсайдер, то есть. И глядя на Юлю и Юлю — наших героинь, мне даже немного завидно — ведь у них всё только начинается. Девочки ведут чудесный инстаграм Pryanichkyband. Именно оттуда мы узнали о них и сразу захотелось узнать побольше. Даем слово Пряничкам. Read more…

11 Сентябрь
Comments

Москвичи о Москве: Кира, архитектор, 26 лет

Кира Алеканова

Меня зовут Кира, я архитектор. Мои родители тоже архитекторы, мои бабушки и дедушки — инженеры. Все мы родились, выросли и живём в Москве. С самого детства я мечтала учиться в МАрхИ, главном архитектурном вузе, и не рассматривала других возможных вариантов своей будущей профессии. Помню, как маленькую меня бабушка часто водила гулять на Рождественку — жили мы с родителями недалеко, на Цветном бульваре, а бабушка с дедушкой и того ближе, на Сухаревке. И мы ходили с бабушкой в «Пирожковую», она тогда располагалась прямо напротив ворот МАрхИ. Высокие стулья, засаленные от жирного теста столы, и все едят стоя, руками. Как же вкусно там пахло свежеиспеченными жареными пирожками! А кроме того, из окон «Пирожковой» открывался отличный вид на дворик Московского Архитектурного института: откуда не спеша выходили студенты, с подрамниками на плечах. Read more…

07 Август
Comments

Москвичи о Москве: Евгений, фотограф, 31 год

Евгений Лесняк

Назвать меня стопроцентным коренным москвичом можно с некоторой натяжкой: родня моей мамы жила в Москве, на Пресне, как минимум, с XIX века, а вот с родней отца всё интереснее: мой дед родом из Битцы, а бабушка – из Обнинска Калужской области. С дедом они познакомились уже после войны, а через несколько лет появился мой отец, он родился уже в Москве, в роддоме на Преображенке. Чистые пруды и нынешняя Мясницкая улица – места, где прошли первые несколько лет моей жизни. Окрестности Чистых прудов – моё «место силы», обладающее каким-то необъяснимым действием: стоит мне попасть туда хотя бы ненадолго, как плохое настроение бесследно исчезает и хочется задержаться здесь подольше. Удивительно, но много лет я вообще мало что помнил о своем детстве, пока, года три назад, мне не довелось завернуть с Чистопрудного бульвара в Архангельский, а затем и в Потаповский переулки, и сразу в памяти возникла куча деталей о временах конца восьмидесятых. С тех пор я тут частый гость, захожу и с камерой, и просто так. Read more…

05 Август
Comments

Ольга Говорко о детстве, Молочном переулке и ЦПКИО им. Горького

Ольга Говорко

Я появилась на свет, росла и училась в школе в самом, по-моему, замечательном месте Москвы, на Фрунзенской набережной. А неподалеку от Фрунзенской, где прошло мое собственное детство, в пяти минутах ходьбы от храма Христа Спасителя, жили мои прабабушка, бабушка и мама. Жили они на улице Остоженка, которая в советское время называлась Метростроевской, точнее даже не на самой Остоженке, а чуть в стороне от нее, подле Зачатьевского монастыря в Молочном переулке. Правда ни прабабушку, ни даже бабушку, я, к сожалению, не знала. Я родилась уже после их ухода из жизни. Тем не менее, в том доме в Молочном переулке, где вся наша семья когда-то жила, мне приходилось бывать очень часто, потому что в нем долго жила моя любимая тетушка Катя, мамина двоюродная сестра. Домик этот был двухэтажным, деревянным и, по всей видимости, когда-то был чьим-то особнячком, но потом его перестроили, существенно упростили и превратили в одну большую коммунальную квартиру, где на пять или шесть семей был один-единственный общий туалет, на стенах которого, как сейчас помню, висела куча ободов (у каждой семьи был свой собственный обод) и одна ванна. Мылись в ней все по расписанию. Также и стирались. Несмотря на то, что это был самый, что ни на есть центр Москвы, горячей воды там так никогда и не было. Воду грели в ведрах и так мылись. Read more…

01 Июль
Comments

Яна Журавлева «Мое послевоенное детство» (1949 — 1955 гг)

Яна Журавлева

Я не коренная, я урожденная. Отец «понаехал» в 1939 г. после Саратовского Индустриального техникума с красным дипломом и направлением в МВТУ. Но случился Халхин-Гол с призывом резервистов, и за это время приемные экзамены кончились. Отца сперва сунули на Авиазавод клепать юнкерсы для дружественной тогда Германии, дали прописку, а потом он попал в автомеханические мастерские при Артиллерийском училище и смог съездить за невестой, что была распределена в Донбасс. Женились в 1940г., а в 1941 г. началась война. Осенью 1943 г. был у него отпуск трое суток, и родилась я 1 мая 1944 г., к его возвращению в 1945-ом уже ножками топала по бараку. Первые мои детские воспоминания относится к 1949 году. Тогда мы жили в бараках, построенных в 1920-х годах.  Сейчас туда ведет ул. Поликарпова, а тогда был это Беговой проезд, хотя по нему ничего не ездило, а упирался он в железнодорожную ветку. У бараков не было названия, адресом они как-то пристегивались к Беговому проезду. Капиталисты, что до эпохи исторического материализма, строили для своих рабочих двухэтажные каменные дома – семейные и для холостяков. Чтоб еще нещаднее эксплуатировать, понятное дело. И были дома под администрацию. А после 1917 года, заводы отобрали у них, и некоторые производства перепрофилировали. Вот и императорский самолётостроительный завод «Дукс» стал госавиазаводом № 1. Рос, рос и вырос. Администрация его тоже росла и занимала уже и старые жилые дома. А для нового набора рабочих строила дома уже за территорией. Read more…

17 Июнь
Comments

Юлия Сандаевская о Доме на Набережной, спасении туристов и самых красивых девушках

Юлия Сандаевская

Привет, меня зовут Юля и я живу на Берсеневской набережной, в том самом «Доме на Набережной», он же Дом Правительства на берегу Москвы-реки. Нет, мои окна не выходят на Кремль — это ответ на первый вопрос, который мне обычно задают. По утрам я вижу реку, старообрядческую церковь. (хотя недавние новшества — свежая разметка на асфальте и паркующиеся на церковной территории предприниматели с Digital October — указывают на перемены). Если выйти на балкон — откроется вид на Храм Христа спасителя, видно Остоженку и Соймоновский проезд. По пятницам атмосфера особенно душевна — можно не ложиться спать, а посидеть у окна с чаем — ведь под гудящую клубную «Стрелку» поспать все равно не получится. Мой район прекрасен тем, что можно рано встать, съездить в кучу мест — и уже днем освободиться, так как добираться удобно и путь занимает относительно мало времени. Иногда наивно думаю, что если в будни вечером пойти в Музеон прогуляться с ребенком — то там будет пусто и безлюдно. Надеваешь какую-нибудь растянутую футболку и старые кеды — а там огни, музыка, все модные, а ты помятый и с бутербродами из дома. Read more…

11 Май
Comments

Модест Осипов: Папино Наследство

угол Камергерского и Дмитровки

Папа оставил мне драгоценное наследство — свою Москву: любимые домики, улицы-переулки, свой тихий старый двор со множеством историй. Правдивых? Вымышленных? Угол Большой Дмитровки и Камергерского, балкон с кованой решёткой (на фото выше и фото ниже), комната в три окна, где жили отец, бабушка и прабабушка. Мой прадед, пятидесятилетний аптекарь, ушёл из этого дома на призывной пункт 24 июня 1941 года.  Read more…