Время есть! Большой разговор с Ириной и Кириллом Качеровыми.

Время есть!

Осень…Сыро, слякотно и серо. И грустно. Самое время писать о вкусной еде! А точнее о ТОРТИКАХ! Поэтому мы решили взять интервью у создателей домашней кондитерской «Время есть» Иры и Кирилла. Почему именно у них? Во-первых, они по-настоящему интересные и обаятельные люди, во-вторых, делают  ооочень вкусные штуки, а в-третьих, не используют при этом никаких разрыхлителей,  загустителей, консервантов, красителей и прочего. Уважаемый читатель — если ты голоден или на диете, не читай дальше! Там такие фотографии, что… Первая это цветочки!

СМ: Вот вы брат и сестра. Расскажите сколько вам лет, кто старший?

Кирилл: Привет. Да, мы – брат с сестрой. Меня зовут Кирилл, и я – брат. А сестру зовут Ира, и она — сестра. Мы – гастрономические маньяки. Очень приятно! (улыбается) Еще мы делаем тортики, печеньки, шоколадки, домашнюю пасту и много еще чего на заказ.

СМ: Кто у вас главный?

Кирилл: Ира старше меня на 4 года, но среди нас нет главного и подчиненного. У нас партнерство. Или товарищество. Или как бы это еще назвать так покрасивее?

СМ: А вы как вообще в детстве дружили или дрались?

Кирилл: Да и сейчас бывает, что можем всыпать друг другу. Шутка. Или нет, не шутка. Можем и всыпать.

СМ: Трудно с родственником делать бизнес?

Кирилл:  Очень трудно. Но мы терпим. А если серьезно, то нет, не трудно. По крайней мере у нас пока вроде получается. Главное – распределить, кто за что отвечает. Ира отвечает за вкус и внешний вид. То есть она – непосредственно творец, наш кондитер. Это она придумывает все эти наши нереальные тортики, выискивает рецепты, перечитывает горы кулинарных книг и все в этом роде. Общается с нашими клиентами тоже Ира, выслушивает их пожелания, что-то советует. А я так, на подхвате, то в магазин сбегать за мукой, то тортик куда-то доставить (улыбается). На самом деле на мне «внешняя сторона» дела. Я придумываю наш фирменный стиль, делаю фотографии, развожу заказы, заказываю визитки и коробки и всякие прочие ингредиенты. То есть я делаю так, чтобы Ире было комфортно творить, и не приходилось думать о чем-то еще. Ну по крайней мере стараюсь. Но готовить я тоже умею и люблю. Некоторое, из того, что можно увидеть у нас на странице в ФБ, приготовлено и мной в том числе.

Время есть!

Время есть!

СМ: Ребята, а кто вы по образованию, чем занимались до «Время есть»? Почему решили все бросить и начать новое дело? Вот Кирилл вроде как из Сиднея, что это за история?

Кирилл: У Иры несколько высших образований. Мы уже даже со счету сбились, сколько. 2 или 3?
Ира: Два. По профессии я – юрист, и до недавнего времени я была чиновником, о боже, даже самой не верится. Пока я работала на госслужбе, училась на различных курсах кондитеров и шоколатье. Развивалась в кулинарной теме, так сказать (улыбается). Хотела даже поступить в кулинарное училище, но там было жутко неудобное расписание, поэтому не получилось.

Кирилл: Если посмотреть в мой университетский диплом, то там написано, что я Master of Business in Finance. Но я никакой не финансист, хотя умею считать в уме большие числа, да (улыбается). В 2007 году я закончил университет в Красноярске, потом 2 года работал в корпорации в Москве. А потом мне это так надоело, я поступил в Сиднейский технологический университет и уехал учиться в Австралию. Там-то все и началось.

Время есть!

Время Есть!

СМ: Чья вообще идея была? Нестрашно было? С чего все началось?

Кирилл: Вкусно готовить (не есть, а именно готовить) нам всегда нравилось. Просто как-то так вышло. Сколько помню, Ира всегда делала невероятно вкусные вещи. Раньше она готовила домашнюю колбасу – боже, это было обалденно, особенно если на гриле. Я тоже любил кулинарию. Помню, я снимал квартиру в Москве, и там не было духовки. Для меня это было мучением, я испытывал ломки. Еще однажды я испек кексы и угостил друзей. Девушка отказалась верить, что я сделал его сам (так и не поверила). Я сначала обиделся, но потом понял, что это лучший комплимент, который можно заслужить… В общем мы всегда были немного повернутые на тему «еды». Но мы не любим объедаться. Нам просто нравится пробовать новые вкусы. Наверное, мы из тех, кого называют foodie.
Но началось все именно в Сиднее. Во время учебы мне нужно было как-то зарабатывать на жизнь и на саму учебу. Вообще, мое поступление в университет было жуткой авантюрой: когда я уезжал, денег у меня хватало, чтобы оплатить только один семестр, ну и еще купить билет в один конец. Нужно было как-то зарабатывать на жизнь и на саму учебу. Друг помог мне устроиться в ресторан официантом. Это был очень популярный ресторан в Сиднее. В среднем за вечер посещаемость была около 500 человек. Мы там все бегали как ошпаренные. Так я научился носить за раз по три огромных обжигающих тарелки, терпеть ожоги и узнал, что такое ресторанный бизнес «изнутри» и какие у него нюансы.

Австралия – это такая страна, где есть невкусно – это грех. Там невероятное изобилие продуктов, ингредиентов. Есть все со всего света. Все это высочайшего качества. Стандартный сетевой супермаркет в несколько раз превосходит по качеству и ассортименту (но не по ценам) московский Глобус-Гурмэ. При этом есть еще магазины «премиум-класса», бутики еды, да. В общем, гастрономия в Австралии вознесена до небес. Мне все очень хотелось попробовать. Я вычитывал какие-то местные рецепты, покупал продукты, готовил дома на кухне, которая была размером 2 кв. метра (не вру), делал фотографии, мы все это съедали с моим другом, с которым снимали квартиру, запивали хорошим вином, и я делился впечатлениями в своем ЖЖ. Потом когда друзья приезжали ко мне в гости и видели размеры кухни, на которой готовилось то, что было на моих снимках, не верили, что это все происходило именно там. Им казалось, что это должно было быть приготовлено как минимум на профессиональной кухне в каком-нибудь ресторане. В общем, я умею «создать видимость» (смеется).

Время есть!

Время есть!

В один день произошел вообще спонтанный случай. Я приготовил тирамису, взял с собой и пошел на субботний фермерский рынок. У меня там были знакомые продавцы, с которыми я постоянно общался и покупал что-то у них. Я принес тирамису, и мы его весело съели. Кто-то в шутку сказал, что я мог бы продавать его на рынке по субботам. Мы весело посмеялись и через неделю в субботу я уже стоял там и продавал тирамису, которое приготовил сам за день до этого. У меня было три формата упаковки – совсем маленькие стаканчики на 3 ложки, так, на пробу; упаковки побольше; и family pack. На этикетке у меня было написано «Kirill’s Traditional Tiramisu. Naughty & Delicious».

Так я впервые узнал, как это, когда люди готовы заплатить за то, что ты сделал своими руками и съесть это. Одно дело, когда ты угощаешь кого-то – все любят халяву. Но тут другое: человек должен добровольно решить купить именно твой продукт. Это невероятное ощущение. Мне кажется, это как признание таланта. Невероятно круто. Я до сих пор помню женщину, которая купила у меня первое тирамису.

 Время есть!

Конечно, речь там не шла о каких-то прибылях. Я делал небольшое количество, чтобы продать все за один день. Обычно распродавалось все. Я окупал свои затраты и зарабатывал какие-то смешные деньги, которые тратил на обед там же на рынке. Но если бы не этот опыт, то никакого «Время есть» сейчас скорее всего не было бы. Фермерские рынки в Сиднее – это события с невероятной атмосферой. Люди туда приходят не просто, чтобы сделать какие-то покупки. Они приходят туда за общением. Узнают, что у кого произошло за неделю, делятся новостями. Это потрясающие места. На рынке все обычно значительно дороже, чем в магазине, потому что выращено на относительно небольших фермах, где люди больше заботятся о качестве, чем о норме прибыли. И разница в качестве действительно ощутима. В общем, так я продавал тирамису каждую субботу в зной и непогоду несколько месяцев подряд. Звонил Ире, делился своими эмоциями и впечатлениями. Ей тоже хотелось чего-то подобного. И мы придумали попробовать делать торты на заказ.

Время есть!

Ира: Сначала я делала тортики и угощала всех, кто попадал в радиус «поражения». Мы сразу понимали, чтобы что-то продать, нужно сначала объявить всем, что ты делаешь, и назначить на результат твоего труда цену. Мы придумали название, логотип, Кирилл за ночь сделал какой-то сайт (кстати, ужасный, сейчас мы его переделываем, поэтому пока по адресу доступна страница в Фейсбуке), и напечатали визитки.

Кирилл: На визитках мы указали Ирин телефон, и я придумал написать «Ира. Хозяйка и душа компании». Так и есть до сих пор: Ира – душа нашей «компании». Без нее все это невозможно.

Время есть!

Время есть!

Из Австралии я отправлял Ире посылки с разными ингредиентами, экстрактами  эссенциями, формами для выпечки, которые здесь не достать, стручки ванили, шафран, розовую воду и еще бог знает с что. Во время учебы, когда у меня было время и удавалось отложить немного денег, я спускал их на участие в мастер-классах у Сиднейских шефов (средняя цена одного такого мастер-класса $100-$140). Просто мне было дико интересно. Когда денег не было совсем, но я понимал, что мне безумно хочется посетить мастер-класс, я писал в ресторан письмо с рассказом, что я студент из России и делаю репортажи для русского гастрономического журнала, вот хотел бы посетить мастер-класс и сделать репортаж и все такое. Обычно организаторы были только за. Репортаж я, конечно, делал максимум для своего гастрономического ЖЖ. Но в обмен на свой обман я честно делился всеми сделанными в процессе мастер-класса фотографиями и отдавал на них все копирайты.

macarons Время есть!

Так я научился готовить морепродукты, знаю, из какой части говядины делается каждый вид стейков, и какие виды стейков бывают вообще, умею готовить макаруны и лично знаком с некоторыми знаменитыми Сиднейскими шефами. После мастер-класса про макаруны я позвонил Ире и сказал: «Ты должна это уметь». И после нескольких не совсем удачных проб мы всему научились.

СМ: Где берете рецепты, продукты? Вдохновение откуда черпаете?

Ира: Что-то берем из интернета, что-то из кулинарных книг. Тут нет никаких секретов. Берем там же, где и все остальные. Что-то рождается в процессе на основе опыта.

Кирилл: Мне кажется, приготовление еды – это такое же творчество, как и рисование, или создание музыкального произведения. Сначала ты делаешь что-то по рецептам, учишься у других, узнаешь правила, как и что взаимодействует друг с другом и какое сочетание продуктов дает какой вкус. А потом, в какой-то момент, ты начинаешь свободно использовать все эти знания и уже «рисовать» свободно на основе своего опыта.

Время есть!

СМ: Кто вам помогает?

Кирилл: Еще нам помогает Никита. Это мой компаньон по основному бизнесу (мы делаем чайный бренд). Помогает он тем, что дегустирует наши творения. Шучу! Не только этим, конечно. Закупает и привозит для нас какие-то продукты, ингредиенты и прочее. Помогает с доставкой.
СМ: Сколько вы уже существуете? Какие-то уже сейчас есть уже достижения? ведется статистика проданных тортиков?

Ира: Первые тортики на заказа я начала делать в сентябре 2011. Тогда же появился и логотип с названием. То есть получается, что чуть больше года. Когда я начинала, речь вообще не шла о каких-то больших суммах заказов. Мы прыгали от радости, когда кто-то заказывал брауни на 300 рублей. Мама говорила: «300 рублей – вот это бизнес». Но нам было без разницы. Нам был важен сам факт, что кто-то захотел у нас что-то купить. (Но на самом деле мама нас во всем поддерживает.)

Сейчас бывает так, что заказов становится так много, и мы не успеваем со всеми, хотя бывает и наоборот. Сегодня минимальный заказ у нас от 1000 рублей (с доставкой). Но средняя сумма заказа – это 2.5 тысячи. Да, статистика у нас ведется, мы записываем все, что сделали с самого первого заказа. Но это невозможно сейчас посчитать. Слишком долго. Не знаю, зачем мы продолжаем записывать? (смеется)

СМ: Сейчас производством батончиков, выпечкой тортов, капкейков, маффинов и т.д. только ленивый не занялся? Чем вы объясняете такой бурный всплеск интереса к хэнд-мэйд кондитерке? В супермаркетах же
кучи сладостей. Чем вы отличаетесь от всех остальных?

Кирилл: Неправда. Мы вот – невероятно ленивые, вы даже не представляете на сколько. Так и то занялись выпечкой тортов. Так что сегодня этим занялся даже ленивый (смеется). Просто люди устали от того унылого однообразия «вкусностей», которые продаются повсеместно в магазинах. Это скучно, однообразно, в этих продуктах есть различные эмульгаторы, разрыхлители, удлинители срока хранения и прочие непонятные вещи. Это массовый продукт, рассчитанный на массового потребителя. Но ведь это естественно, что иногда хочется чего-то необычного, приготовленного только для тебя, где нет ничего искусственного, со сроком хранения всего в пару дней.

Время есть!

Тем более, многие путешествуют, видят, что доступно в Европе, в Азии. Какие есть продукты, что можно из них готовить, приезжают домой и хотят видеть это здесь же. Если сравнить Сидней и Москву, то в Сиднее количество кафе, кофешопов и кондитерских на душу населения значительно превосходит московский показатель. Там ты можешь идти по улице, которая будет сплошь состоять из одних кафе, и все предлагают что-то свежее и вкусное. Здесь такое место надо поискать. Но мы уверены, что сейчас в Москве меняются предпочтения покупателей относительно того, что они едят. Сейчас начинается бум фермерских продуктов, появилось какое-то невероятное количество вегетарианцев и сыроедов. Люди стали задумываться о том, что они едят. Пришло время есть не только вкусно, но и полезно.

Время есть!

СМ: Что входит в меню кроме тортов? Я знаю чай вроде, да? Откуда его везете?

Кирилл: Чай – это наш отдельный проект, которым я занимаюсь основную часть своего времени. Это не совсем чай. Точнее сказать, это не только чай. Мы пытаемся сделать из такого банального продукта, как чай, что-то свежее, яркое, нестандартное. Мы абсолютно помешаны не только на вкусе и качестве содержимого нашей упаковки, но на дизайне, типографике, внешнем виде и куче прочих нюансов. Бренд называется One Teaspoon. Там еще есть шоколад, настоянный на чае, джемы и скоро будет обжарка кофе. Но это совсем другая история, про которую мы тут можем рассказывать еще на несколько страниц текста (улыбается). Можно добавиться на страницу в Фейсбуке и следить за нами, мы будем рады.

Время есть!

Время есть!

А в ассортименте «Время есть» помимо тортиков, капкейков, брауни, маффинов и штруделей есть еще домашняя паста (феттучине со шпинатом, тыквой и чернилами каракатицы), которую можно заказать и приготовить у себя дома, джемы и мармелады, пастила. А к лету будем делать домашнее мороженое. Если не будут заказывать, будем съедать сами!

СМ: Какие планы, мечты? Может настоящую кондитерскую планируете открыть?

Да, у нас запланировано обучение Иры в парижском Le Cordon Blue по программе Patisserie. Мы планируем открыть кафе, да. Просто мы столько уже знаем про всю эту кашу, что уже настало время ее заварить. Про все это обязательно будем писать в фейсбуке.

СМ: Удачи вам, ребята! Будем не терять вас из виду и следить за вашими успехами!

Время есть

Контакты «Время есть»: тел. 8 (499) 755-80-71, info@timetoeatcakes.ru.

Предыдущая Следующая
Время есть! Большой разговор с Ириной и Кириллом Качеровыми. — COZY MOSCOW