«Московская алкохроника: от 80-х годов ХХ века до наших дней», часть вторая

вино

Первая часть — здесь.

«Пока у нас только формировался рынок и продолжалась затянувшаяся прелюдия, весь винный мир жил, бурлил и развивался. Испанцы, Страны Нового Света боролись с Итальянцами и друг с другом за место под солнцем. Венгры понимали, что им как котёнку, пришел логичный финал. Немцы писали и переписывали свои нестандартные винные законы, с педантизмом достойным смирительных одежд. Австрийцы пили своё и о местах на полках в «Ароматном мире» даже не мечтали. Болгары планировали блицкриг со своим вином на всю планету. Назначившие себя богами виноделия Французы на это поглядывали свысока, и даже представить себе не могли монструозный рост цен на свои Шато, среди китайцев новой волны в 2000. А враг всего винного мира, подлая наука химия, готовилась стать его верной спутницей навсегда (скажу по секрету таки стала).

Вино в сегодняшнем его понимании, появилось в Москве в конце 90-х неожиданно. Появилось во многом растущему тогда медленно, но верно ресторанному бизнесу и находчивым первым виноторговцам. Появился спрос, стало появляться и предложение.

посиделки на кухне

Начали всё чаще в разговорах на кухнях и за столами, в редких ещё местах совместного принятия пищи, звучать слова: «Петрюс» (ой, он столько стоит… целые 100 000 долларов!!! Вы представляете?!), Риоха (…ну это типа так все испанские вина они называют), «Шабли» (… да ну его, кисляк, этот, лучше Советского шампанского полусладкого ящик на эти деньги возьмём), «Божоле» ( а мне знакомый один из Франции привёз, мы весь год с мужем пили,… ну, девочки, это что-то!)… И другие разные, понятные и не очень слова, в которые поверьте, вкладывали мы совсем другой смысл, согласно своему малому знанию и слишком большим ожиданиям.

Потом были годы утряски рынка. Годы доходного бутлегерства для близких к пьющим «новым русским», к  полноценной и полу-олигархиям. Годы появления новых виноторговых компаний и их ухода в небытиё. Годы малиновых понтов и фантастических трат. Детские годы винного рынка полные бюджетов, откатов и варварского ценообразования. По российской цене на вино, о нём нельзя было сказать буквально ничего. Это могла быть, как и полная бормота, всученная ушлым Лангедокцем простофиле, так и перешедшая за долги от разорившегося негоцианта, в руки непонимающего ничего нового владельца, «конфетка».

До моды на дорогую Италию (начало 2000-х) стал появляться класс сомелье. Когда они выросли на молодом ресторанном теле, я как и многие другие, испытывал священный трепет, перед этими сверхлюдьми, сплёвывающими вино.

Мой трепет прошёл в 2002-ом году одним днём. Прошёл одним днём после разговора с сомелье трёхзвёздочного Французского ресторана, обладателя действительно значимого титула и хранителя уникального винного погреба. Он, после тяжёлого рабочего дня, небрежно разлил по чашкам из под эспрессо, «О-Брион» (непомню какого года) и на мой взгляд полный ужаса ответил: «А зачем бокалы пачкать. Их же люди старались, натирали». Занавес. Я прозрел. Ни один наш сомелье не сделал бы так никогда. Оказывается всё очень просто. Даже самое дорогое вино — это просто вино. Но если про это все будут знать, то они перестанут верить в легенды и бояться. И тогда рухнет рынок, который держится на трепете полном непонимания. Варварский фетишизм с которым китайские миллионеры скупают сегодня «Лафит», не был бы возможен, не будь столько накручено вокруг всего, что связано с вином.

Для меня, безусловно, что есть профессии, в которых наследственность играет главную роль. И я уверен, что «сомелье» – одна из них. Курсы, которые тогда плодили многочисленных сомелье, выдавали сертификаты и принимали в гильдии и союзы. Вчерашний сбежавший от армии или нищеты из родного аула юноша, мог заучив теорию, и научившись главному – надувать щёки и делать задумчивый взгляд, стать дипломированным сомелье и получить доступ к желаниям сильных мира сего. Смышленость и желание обогатиться заменяли ему многолетнее обучение у конкретного Мастера. Желание коррумпировать со стороны винных компаний уничтожали остатки совести. Прессинг со стороны владельцев ресторана работодателя, отрабатывающих полученные бюджеты, лишали творческой составляющей их винные карты.

Сомелье становилось всё больше и больше и, хотя рынок ими перенасыщен, процесс этот ещё не закончен. Тонкого врождённого понимания вина, культуры отношений с вином, привитой отцом или дедом с детства, там не было. Надеюсь, что наши дети, которые будут жить при втором, третьем поколении из династий сомелье, увидят честных (в значении «настоящих») профессионалов.

Есть, безусловно, сегодня, среди сотен московских сомелье настоящие дарования, и для наших широт даже я бы сказал гении, но пальцев одной руки для их перечисления хватит, за глаза. Это гуру первой волны и честь им хвала, за их терпение. Сам я, когда мне необходима консультация, и нет возможности найти информацию в литературе или интернете,  обращаюсь к одному из них, руководствуясь  человеческими качествами при выборе.

Итак, мы плавно подошли к моему первому совету: «Всегда выбирайте сердцем человека, который будет вас консультировать.».  В разных конкретных ситуациях это правило можно применить следующим образом.

В супермаркете:

В крупных супермаркетах иногда возле полок стоят молодые люди с  бэйджиками.  Их заработок зависит от того, сколько бутылок из ассортимента компании, которая их поставила, они продадут.  Смотрите им в глаза. Оценивайте их честность и открытость.  Потратьте, если есть возможность, лишних пять минут на разговор с ними.  Если такой человек проявляет признаки нетерпения, говорит, что ему нужно срочно идти, бежать, сразу уходите в другой магазин. Если он вам неприятен или что-то вас в нём отталкивает – уходите. Все ваши субъективные ощущения от него, будучи транслированы на (возможно неплохое) рекомендованное вино. Не  лишайте  себя львиной доли удовольствия.  Если он при вашем интересе к конкретному вину, стоящему на полке, не может дать чётких пояснений и упорно переадресует вас к другому продукту, скорее всего он не хочет продавать вам бутылку компании, от которой ничего не имеет.

Попробуйте среди разговора о вине, задать ему какой-то житейский простой вопрос, разговорить его. Если ответ вызовет у вас непонимание, вероятнее всего не стоит тратить своё время на этого человека. Ваши ожидания окажутся обманутыми. «Не ваш» человек, вряд ли посоветует вам ваше вино.

Я сам обычно задаю очень простой вопрос – «А вы сами это пробовали?»

Дальше становится сразу проще. Если ответ – «нет», и моих знаний и интуиции не хватает, я не беру это вино.  Поощрять продажу вин компании импортёра, которая зажала дегустацию для своих продавцов, не входит в мои планы.

Если ответ  «да», я углубляюсь в гастрономические сочетания и нюансы вкуса, а по уверенности ответов уже понимаю глубину знания предмета.

Если всё сложилось, и вы нашли в удобном для себя магазине приятного для себя человека, постарайтесь завязать с ним более открытые, товарищеские отношения. Обменяйтесь телефонами. Попросите информировать вас о появлении интересных новинок, скидках. Если юноша окажется смышленым, вы получите приз в виде отгрузок непосредственно из виноторговой компании, себе прямо домой, по ценам ниже магазинных. Бинго.

Супермаркет, особенно сетевой, не обеднеет, а вы получите то, что все мы ищем – более справедливую цену.»

Продолжение следует…

Предыдущая Следующая
«Московская алкохроника: от 80-х годов ХХ века до наших дней», часть вторая — COZY MOSCOW