Москвичи о Москве: Борис, архитектор, 27 лет


Моя Москва — это город середины 1950-х годов. Дома-гиганты, строящиеся бурными темпами, классические ансамбли,  широкие зеленые бульвары, мирный пафос созидания. Город, который реализован гораздо меньше, чем хотелось бы, но его атмосферу можно почувствовать  в классических советских мультфильмах того времени, например в “Цветике-семицветике”. Москву нельзя рассматривать как обычную сложившуюся европейскую столицу — город-музей, который можно изучать по путеводителю. С такой точки зрения в Москве туристических мест не очень много.

По-настоящему интересные места в Москве зачастую скрыты от суетного взгляда. Их нужно искать, но они есть. Москва хаотична.  Это сложное переплетение наложение различных, зачастую противоречащих  друг другу градостроительных сеток. В этом отражение нашей драматичной, но крайне интересной истории, какой больше ни у кого нет. Вот, например, любопытный сталинский дом в исторической застройке, копнешь, он стоит на месте снесенного храма, но его трогать тоже нельзя, в нем жили выдающиеся люди, да и сам он представляет архитектурную ценность, такая вот запутанная история. Москву интересно открывать как такой несуществующий город-фантом, искать его пересечения с городом реальным. Такая точка зрения открывает огромное поле для краеведческих поисков и исследований.

Я живу в Москве с рождения. Самое раннее детство провел в районе «Матвеевское», типичном спальном районе 1970-х. Главное, что запомнил — небо, приходилось задирать голову, спасаясь от бесконечных  модернистских сеток. Недавно, после длительного промежутка снова очутился там и опять обратил внимание на небо, оно какое-то особенное с быстро бегущими облаками от рядом стоящей ТЭЦ. У этого района тоже  своя эстетика, хотя и безусловно очень ограниченная. Спустя много лета услышал композицию Брайана Ино — «Under Stars» и подумал, вот это очень точно передает мое ощущение от первых нескольких лет жизни там. Но все же моя Москва, город, какого больше нигде нет, она еще где-то…

Более осознанный  период жизни связан с районом «Октябрьское поле». Вот он действительно ассоциируется с чем-то родным и уютным. Его сердцем является квартал экспериментального жилья конца 1940-х, построенный по усадебному принципу.  Была такая практика после войны поиска оптимальной малоэтажной среды для жилья. Мне кажется лучше ничего не  было придумано. Внутри квартала очень гармоничная среда с аркадами,  благоустройством, фонтанчиками.

октябрьское поле

Вообще говоря такого рода ансамбли строили достаточно в больших количествах  в послевоенное время (на «Беговой», «Молодежной», в Измайлово), но  очень многие из них были снесены в 80-е под «уплотнение» панельками. Но кое-что осталось! Недалеко — поселок художников, район Сокола, тоже любимые места. Сейчас в районе строится дом по проекту Михаила Филиппова, архитектора, который принципиально и притом профессионально работает в классике. Я к его творчеству отношусь с большим уважением и считаю, что это большая удача, что в нашем районе появился его дом. Любимые образы Москвы? Их много, вот некоторые из них:

1. Город у воды. Летняя знойная, но при этом обводненная Москва. Такое видение города появилось в 1930-е годы. Тогда было принято к чисто техническим сооружениям подходить без обыденности, романтизировать и восхищаться ими и это просто потрясающе!
Чтобы наслаждаться такой Москвой предлагаю несколько мест:
— Шлюзы  у метро «Щукинская», рядом с железнодорожным мостом.  Именно это место изображено на мозаике с лыжниками на станции метро «Новокузнецкая».
— Эллинистический шлюз на Яузе. Тихая запруда рядом, даже какая-то не совсем московская, а скорее  парижская набережная. Прогулку сюда можно совершить после захода на Винзавод, попутно заглянув в настоящий советсий гастроном (4-й Сыромятнический пер. д.3/5).
— Руинированная пристань в Серебрянном бору. Расположена достаточно далеко от входа, пробираться к ней нужно по дорожке между дачами, но может это и к лучшему — мало кто про нее знает.
— Фрагмент Дорогомиловской набережной рядом с метромостом. Дом с  курдонером и башенкой — я всегда всем говорю, что здесь я бы хотел жить! Из окон виден проносящийся по ажурному мосту поезд, неторопливо течет под окнами Москва-река и катятся машинки. Романтика скорости тоже в духе 30-х. Красота! Вообще мышление реки, как главной магистрали города это была очень правильная идея.

2. Город подземный. Говоря о любимых местах в Москве, нельзя не упомянуть метро. Благо я там бываю очень часто, да и по сути метро — это по большей части и есть моя Москва (такое неожиданное даже для самого себя открытие)! Если у меня есть в запасе немного свободного времени, то я стараюсь доехать до своей цели через старые сталинские станции, минуя «обдир» (обдирная архитектура — это хрущевская, когда на готовые сталинские дома не одевался декор из соображений экономии). Это в любом случае чуть-чуть повышает настроение. Вообще москвичам, конечно, очень повезло с метро, но они так к этому привыкли, что этого не замечают. В этом смысле я искренне сочувствую, например, парижанам. Выходя, например, к Триумфальной арке на площади Звезды, хочется пройти через вестибюль станции «Краснопресненская», ан нет, тебя ждет длинный запутанный коридор.  Любимые станции: «Сокол», «Маяковская». Любимые места: алтарь с лазурным потолком на станции «Октябрьская»,  купол в торце «Бауманской» с необыкновенной акустикой.

район Университета

3. Соцгород. Обожаю район Университета — город социалистического образца. С широкими магистралями, яблочными садами и ансамблевым подходом к архитектуре. Тут по-настоящему чувствуешь отличие Москвы от других городов. Вообще такой должна была стать вся периферийная Москва, но успели реализовать планы только здесь.

Меня очень беспокоит наметившаяся в последнее время тенденция с “восстановлением” памятников. Царицыно, павильон Иофана («Рабочий и колхозница»), обновление исторических станций метро. Все это звенья одной цепи и везде виден один и тот же подход. Возмущает, что все это происходит под сладкой патокой слов о историческом воссоздании, а в результате мы видим грубое упрощение и неумелые имитации. Когда я смотрю на эти “произведения”, сразу представляю потраченные деньги, но не могу рассуждать о художественных достоинствах.  Ну не могут архитекторы «Моспроекта» (и не только), проектирующие торгвые центры на Киевской сделать так же, как Казаков или Иофан, пусть убьются, но не смогут, но ведь пытаются и даже берут на себя смелость вносить изменения в первоначальный проект.

Самая болезненная для меня потеря — гостиница «Москва». Ценна она была на мой взгляд, тем что было внутри, сейчас этого нет, то что сейчас есть, нужно разобрать, пусть лучше площадь будет, так честнее. Вообще я за запустение и руинированность в условиях, когда начинают подновлять, заменяя оригинал грубой копией от неумения, и видимо расчитывая на то, что подмены никто не заметит. Значительная часть моих интересов и предметов для изучения связана с Москвой и тем, что в ней находится, так что мне тяжело перенести расставание. Путешествовать, конечно, люблю, но быстро начинаю скучать по дому и мысленно считаю километры меня от него отделяющие.

Комментарии

  1. yur:

    отлично!

  2. Natali Karelina:

    какие интересные рассуждение о сохранности исторического наследия. а ощущение, что по газетным заголовкам..
    царицыно.. что новодел не поспоришь — но это надо не архитекторам объяснять. это до нашего государства попробуйте донести, что надо беречь руины. только не бросать их на произвол судьбы для дальнейшего разрушения, а именно сохранять и беречь.
    а вот насчет доделок к идеям Казакова вы, конечно, погорячились. ведь никто не пишет в заголовках о том, какая работа была проведена по изучению архивов. какие документы, рисунки, планы самого Казакова были найдены.
    для вас только ленточку по готовому перерезали.
    а вы представляете как ползать по чердаку с дохлыми голубями, чтобы это все померить?
    или может вы каждый камень в слякоти-грязи-глине мерили под дождем, чтобы мосты в том же царицыно восстановить?
    или придя потом на место, увидели что «высосквалифицированные» рабочие сложили их все равно как ни попадя и совсем не так?

    вы даже не представляете какая работа и в каком объеме выполняется людьми, чтобы показать вам москву не только такой какой вы видели ее в течение своей жизни. а сейчас каждый увидев малейшее изменение кричит «новодел и выдумка архитектора»
    то есть вы не хотите увидеть кусочки столицы конца 17 века, например?

    насчет все того же несчастного царицыно. все знают, что это новодел. но почему-то не каждый задумывается, что в нашей стране это, возможно, лучшая из двух возможных его судеб.
    прошу прощения за возможные грубости и сумбур

Предыдущая Следующая
Москвичи о Москве: Борис, архитектор, 27 лет — COZY MOSCOW