Москвичи о Москве: Марина, шеф-редактор на ТВ, 30 лет

Мария

Я живу в Москве всю свою жизнь, благодаря моей маме и бабушке с дедушкой, папиным родителям. Мама родилась в самой настоящей деревне и приложила невероятные усилия, чтобы, отучившись, закрепиться в Москве. А бабушка с дедушкой, папины родители, попали сюда через распределение после окончания медицинского института. Они долго жили в коммуналке на Сретенке, где помимо них было еще аж сорок человек. Бабушка рассказывала, как, когда они получили наконец-то отдельное жилье, дедушка просто сел в кухне на пол, прислонившись к стене, и долго наслаждался тишиной.

Больше всего я люблю старую, уютную, низенькую Москву, прореженную колокольнями с золотыми луковками куполов. Млею, попадая в Замоскворечье. Мне знаком там каждый сантиметр и я стараюсь все свои маршруты по возможности прокладывать через Пятницкую и Ордынку. Когда мы учились в институте, у нас была одна проблема: при графике с 9 до 21 и двухчасовым перерывом между, нам совершенно негде было поесть. И вот мы мчались на Третьяковку, скидывались по 50 рублей, наедались в макдаче и шли в Репинку (сквер на Болотной площади, где установлен памятник И.Е. Репину — прим.ред.). Из которой частенько обратно в институт не возвращались.

Мы подолгу стояли, задрав голову, глядя на Климентовский храм. Это был наш первый курс, 13 лет назад. Храм рушился на глазах, ветшал, осыпался, исчезал. Каждый раз мы возмущались: почему? Почему нельзя взять и отреставрировать такую красоту в самом центре города? Это было настоящей болью, особенно в слякотную погоду, когда там все намокало, штукатурка кое-где вздувалась и отваливалась пуще прежнего. А однажды смотрим — появилась жестяная коробочка для пожертвований на реконструкцию. И часть наших заветных 50 рублей на чизбургеры стала регулярно отчисляться на нужды реконструкции. На днях я специально привозила бабушку смотреть на новенький, величественный храм. Это такая радость! Я очень далека от религии, но Храм Св. Климента ведь совершенно потрясающий с точки зрения архитектуры, расположения, настроения. Для меня это чистый восторг.

Огромный пласт моей истории связан с нежно любимым пабом «Салли О’Брайенс» на Полянке. Первый раз я оказалось в нем, когда мне было… 15 лет! И знаете, с тех пор там ничего особенно не изменилось (к счастью!). Это такое очень-очень личное место, где можно без зазрения совести терять лицо в отличной компании, расслабляясь в уютной домашней обстановке. Не сосчитать, сколько матчей мы там посмотрели, сколько пережили драм и отпраздновали радостных событий. Не знаю, как им это удается, но лично для меня «Салли» — личная бухта надежности. Залог постоянства. Всегда вкусно, всегда тепло, всегда ждут. Там — друзья.

Я радуюсь, как ребенок, когда вижу, сколько всего переделывают в Москве за последний год буквально. Естественно, особая отдушина для меня — Пятницкая. Я всегда остро реагирую на все недоделки, но последнее время мне хочется просто наслаждаться тем, какое все новенькое и чистенькое и как много людей сразу появилось гуляющих. Значит это нужно, востребовано. Как и ожившие парки, как и расчищающиеся постепенно дворы с новыми детскими площадками. Мне всегда было не очень понятно — о каком глобальном престиже страны может идти речь, если нас ежедневно окружает неудобный быт, я уж не говорю об уюте и красоте? Мне не нравится жить в обшарпанном, сером, неудобном для человека городе. Несколько лет назад я зимой гуляла с коляской со своим тогда еще крохотным крестником. Бесценный опыт. После этого я стала еще больше восхищаться его мамой, потому что на себе прочувствовала: прогулка с коляской по московским зимним дворам — это испытание. Физических сил и душевных. Не для слабаков. Сейчас все намного лучше, мест для подышать стало гораздо больше. Для почитать, встретиться, позаниматься, потанцевать. Это хорошо и правильно.

Не нравится мне ужасно много всего, ибо я а) переживаю за свой город б) брюзга 🙂 Меня очень напрягает тенденция все закрыть в плитку и задавить плитами. Во-первых, во многих случаях это технически делается некачественно. И как по мне, так в подобном исполнении это хамство горожанам в лицо. Во-вторых, мне совершенно неясно, почему при этом нельзя паралелльно озеленять город? Я задыхаюсь без зелени и с завистью рассматриваю старые фотографии московских улиц, обрамленных пышными кронами деревьев. Я уверена, что мегаполис остро нуждается в живой ухоженной растительности. А то у нас газоны на тех же Патриарших как бы есть, но как бы и нет. То есть, все лето их нет, а к осени вдруг высадили — лысоватое такое, смущенно прорастающее покрытие. Смотреть неприятно. Или положат травку, а поливать и ухаживать забывают. Потом все жухнет, желтеет и выглядит, в итоге, убого. Крайне раздражает подобная халатность. Хочется, чтобы изменения не просто происходили, но организовывались качественно и поддерживались в дальнейшем.

Еще мне очень не хватает интерактивного пространства в музеях. В Пушкинском регулярно подлетают хранительницы, когда достаешь телефон, чтобы погуглить побольше информации, чуть ли не по рукам бьют. Невозможно постоянно оправдываться, что ты не фотографируешь и объяснять свои действия. Это раздражает. И, конечно, «конские» ценники. Моя знакомая культуролог говорит, что целесообразнее детей в Италию везти — там они хотя бы будут смотреть на оригиналы. В чем-то я с ней не могу не согласиться. Противоположный пример, кстати, Еврейский музей. Он роскошный. Тут даже говорить ничего не хочется, кроме как — сходите немедля, если вдруг еще не были по какому-то трагическому стечению обстоятельств!

Мне бы не очень хотелось растить своих будущих детей в Москве. Дело не в самом городе, а в нашем обществе, в менталитете очень многих людей. В Системе, простите мне это приевшееся клише. У нас очень уж много страха, стыда, осуждения. Проблемы с манерами, с элементарным воспитанием. Окружение оказывает на человека огромное влияние, а уж малыши так и вовсе все впитывают, как губки и затем копируют. Но вопрос навсегда покинуть Родину, мой город, для меня не стоит. Хочу узнавать как можно больше, знакомиться с людьми, да просто проводить больше времени в тепле — я обожаю Индийский океан, например. Но рвать связи и жечь мосты — нет, это не про меня. Я могу себе позволить планы и мечты о путешествиях именно потому, что мне есть куда вернуться.

Предыдущая Следующая
Москвичи о Москве: Марина, шеф-редактор на ТВ, 30 лет — COZY MOSCOW