Москвичи о Москве: Мария, специалист по маркетингу, 32 года

Maria Я родилась в Москве.  Лет до 5-ти обитала на Большой Дмитровке, недалеко от Камергерского, у нас было 3 комнаты в коммуналке, где мама жила всю жизнь. До революции в квартире была швейная мастерская… в кухне можно было танцевать, а по коридору ездить на моем трехколесном велосипеде. Маме очень жалко было уезжать с Пушкинской (В начале 1920-х годов улицу ненадолго переименовали в улицу Эжена Потье в честь участника Парижской коммуны и автора «Интернационала». В 1937 году улицу переименовали в Пушкинскую улицу в связи со 100-летием со дня смерти А. С. Пушкина, при том, что у улицы с поэтом общее только то, что в одном из её домов в 1830 году он проиграл крупную сумму денег карточному шулеру В. С. Огонь-Догановскому. Этот проигрыш Пушкин выплачивал по частям в течение многих лет, и последнюю часть выплатили его наследники уже после гибели поэта на дуэли. В 1994 году улице было возвращено её историческое название — прим.ред.), но папе, чтобы дали квартиру, нужно было по районам «совершить взаимозачет». Мы переехали на «Щукинскую», в такой почти сталинский дом, там было много зелени, но для меня центр города был недоступен лет так до 13-ти. Хотя  помню, как в первом или втором  классе мама договорилась со мной пойти на балет — в «Немировича-Данченко» — чтобы я сама приехала. Я вышла на Тверской и никак не могла найти параллельную ей Большую Дмитровку — в моей голове они как то плавно переходили одна в другую — и названия театра тоже не помнила — вернулась домой.

Я очень люблю Петровку — там помимо сказочного монастыря, еще есть теннисный клуб, а зимой каток, где я училась кататься на коньках. И переулки в районе  Лубянки, например.  Я очень люблю рисовать, просто карандашом, но только две вещи — лица людей и старые дома, у которых, по моему мнению, есть душа тоже. Когда, ещё  студенткой, трудилась в пиар-агентстве на Лубянке, после работы и по выходным (в начале нулевых по выходным в центре было тихо!) — рисовала самые мои любимые дома — просто крошечные иногда, но mansions (особняки — прим.ред.), с огромным количеством лепнины и вложенной любви — я не знала тогда что буквально через 3-5 лет многих из них уничтожат. Это вызывает у меня физическую боль. Еще обожаю улицы вдоль каналов в Замоскворечье — прямо Питер!

Мне нравится концентрическая структура города — у него есть сердце (и много других органов) — сердце не так просто обнаружить в городе построенном «по сетке». А еще в Москве несомненно такая энергия, хаос который рождает новые идеи и отбирает лучшие (будем надеяться).

С другой стороны вызывает отторжение неуважение к пешеходам, уничтожение исторических зданий и районов, непродуманная миграционная политика (с одной стороны антиконституционная система регистрации, и другой — повсеместное и использование малооплачиваемого труда мигрантов — от этого проигрывают все).  Цены, в связи с чем очень велика роль денег в жизни горожан… Сложно организовать малый бизнес, как и вообще в России, но в связи с дороговизной — сложнее чем в других городах. И, конечно, раздражают районы, состоящие из панельных домов!

Я уехала из Москвы в 22, на дворе стоял 2003 год — сначала в Японию, а потом в Канаду, в Квебек. И очень скучаю, иногда больше, иногда меньше. Хочу вернуться, я уже ничего в принципе не боюсь, я прошла все стадии страха и безразличия, но надо найти очень хорошую работу, чтобы решиться (в связи со всеми вышеизложенными сложностями жизни в Москве). Хорошая работа, конечно, лучше ищется на месте, но вот этого я сейчас себе позволить не могу, поэтому ищу потихоньку отсюда.

Предыдущая Следующая
Москвичи о Москве: Мария, специалист по маркетингу, 32 года — COZY MOSCOW