Москвичи о Москве: Олег, свадебный распорядитель, 37 лет

Oleg

Я успел пожить в Москве Советской и продолжаю жить в Современной. Все жизнь, с рождения в одном округе – Лефортовском. Я помню, как убегал после школы гулять, и кружил по всему району, чтобы узнать его как можно лучше. Прошло вот уже 37 лет, но это единственный район в центре Москвы, который полностью сохранился со времен СССР. Здесь совсем не меняются жители, здесь каждый знает друг друга. Не зря же район имеет форму треугольника, ограниченный со всех сторон уже закрытыми заводами, фабриками, набережной. Как говорят все местные жители: «В нашем районе есть все, чтобы родиться и умереть!». Действительно, в Лефортово есть не только современный родильный дом, который построили турки на закате СССР, но историческое кладбище Введенское, в народе более известное, как «Немецкое». Здесь есть и Лефортовская политическая тюрьма, которую прославили участники ГКЧП.

Для меня родной район остается таким, каким я его увидел в далеком детстве. Правда, мой дом, в котором я жил первые годы, по понятным причинам давно сровняли с землей и на его месте сделали детскую площадку. А раньше на этом месте стоял двухэтажный деревянный дом, с коммуналками. Я помню заборчик у подъезда, нашу комнату с видом на дорогу, и даже помню, как под окном отец пытался реанимировать свой первый автомобиль, купленный на премию. Это был запорожец 968, прозванный в народе «ушастым». Он так сильно тарахтел, что я его невзлюбил с первой поездки на ведре (самом обыкновенном), вместо кресел, когда это чудо завелось. Позже всех наших соседей расселили в новые дома в этом же районе.

В школьные годы я был заядлым кладоискателем. В нашем районе было несколько интересных для раскопок мест – Лефортовский парк и бывшее Семеновское кладбище. Я не помню не одного школьника нашего района, который бы не ходил копать в свободное от уроков время в эти места. В те годы ходило много интересных историй. Не зря же на границе района располагается улица Золотая. Но, сколько бы я не копал, найти клад так и не удалось. Счастливчики были, которые находили старые монеты, вазы и т.д. Годы шли и я уже мог себе позволить, без разрешения родителей, путешествовать за пределы района. Летом на велосипеде я мог втихаря доехать до границы Москвы на востоке или до Красной площади. Зимой, на метро или трамвае любил кататься туда, где стояли перекошенные старые дома, где еще пахло прошлым веком.

У меня есть несколько нежно любимых мест с детства: Бауманская улица, на которой еще до сих пор стоят постройки 19 века; Елоховский Собор, в который мы каждый год приходили на Крестный ход; Парк Первого мая, который разделил свою территорию с усадьбой Строгановых, заводом Кристалл, выпускающим водку с 1896 года и спортивным комплексом с бассейном. Несмотря на все попытки, научиться плавать я так и не смог, зато с радостью наблюдал, как опадает листва на пешеходном мосту через Яузу, насколько бесконечна очередь из людей, которые хотят поплескаться в 40-градусной воды.

В сегодняшней Москве я по-прежнему люблю много бродить пешком, люблю вкусно поесть в разных уголках Москвы, где часто по роду своей профессиональной деятельности, провожу свадьбы для своих клиентов. В каждом моем любимом ресторане есть особенное блюдо, которое выделяет заведение. Например, самый вкусный салат из утки в апельсиновом соку подают в Bellagio, отличное мясо, приготовленное по советским кулинарным книгам прошлого, можно попробовать в ресторане «Табурет», сочный салат из листьев салата, масляной заправкой с кедровыми орехами можно отведать в кафе «Дерево Какао», самые вкусные суши в «Двух палочках», самая наисвежайшая рыба в «Ля Маре» или «Светлом», лучший томатный суп в ресторане Московского городского гольф-клуба.

Несмотря на то, что вся моя родня прожила в Москве уже 150 лет, я немного стыжусь того, что я – Москвич. Москвич сегодня – это какой-то нехороший диагноз. Москва очень сильно изменилась за последние 20 лет. Мой район сохранился прежним, а вокруг все резко поменялось. Из красивой, доброй, шумной, озорной Москвы, она превратилась в центр спасения для всей страны. Мои школьные друзья разлетелись по краям Москвы, студенческие друзья по всему миру. Сегодня у меня в друзьях практически нет Москвичей, с которыми я прожил все эти годы. Есть новые люди, которые внесли в жизнь Москвы часть своей культуры, нормы поведения, энергию азарта поиска места под солнцем. Наверное поэтому меня не пугают приезжающие сюда жители со всей страны других регионов. Жизнь меня научила бороться и быть первым. Уезжая из этого города хотя бы на неделю, я начинаю скучать по энергии Москвы. Москва сегодня – смесь столиц всего мира: территория Винзавода и Красного октября словно эхо галерей современного искусства Амстердама, клубная жизнь на Бережковской набережной ничуть не уступает ночной жизни Лондона, Парк Горького превратился в Нью-Йоркский центральный парк, и даже в Москве есть чуток Сингапура, Гонконга, Дубаи, в лице Москва-сити, устремившегося под невысокие небеса.

Я люблю Москву, несмотря на то, что жить в ней становится все сложнее. Да, она не идеальная. Идеальным быть не может город, идеальным должен быть ее житель, который будет терпеть ее некрасивые стороны, и наслаждаться только тем, что держит тебя здесь. Вот этот стимул «быть идеальным» пока не дает мне повода поменять этот город на другой, даже за 2000 км. У меня есть двое сыновей. Они еще маленькие «человеки», но я их пытаюсь научить самому главному – любить то, что окружает тебя и пытаться менять в лучшую сторону то, что мешает жить дальше. Пока Москва будет живет во мне, я буду жить в ней.

Предыдущая Следующая
Москвичи о Москве: Олег, свадебный распорядитель, 37 лет — COZY MOSCOW