Москвичи о Москве: Юлия, продюсер, арт-байер, 30 лет

Москвичи о Москве

Я приехала в Москву почти 6 лет назад с Дальнего Востока. Работать. Сказать, что я тяжело решалась на этот шаг — это не сказать ничего. На родине у меня была удачная карьера, начало строительства собственного дома и море под боком. Но звали новые горизонты: карьера брошена, строительство отложено, море будет в отпусках. Много моих друзей и знакомых после окончания универа давно уехали покорять столицы. Кто-то даже успел сломаться под гнетом трудностей и вернуться домой. Другие же рассказывали о невероятной энергии Москвы и что с ней надо уметь договариваться. Все это походило на бред затюканного столицей человека, но интриговало.

Переехала сюда в марте, самый неприятный период года, по-моему, когда сыро, серо и задолбала перманентная зима. Однажды утром наблюдала, как под окном красили в веселенький зеленый цвет заборчики и бордюры и разгребали мусор в сквере. Птички поют, хорошо! А я смотрю на это свысока и говорю: «Не старайся, Москва, мне понравиться. Я сюда всего лишь работать приехала». И была не права — не только работать.

Юлия, продюссер, арт-байер

Я хорошо помню, как изучала город, и свою первую самостоятельную поездку в метро без сопровождения. Мне позвонили и сказали: «Срочно будь на Никитском бульваре!» Ехать предстояло аж из Печатников на Арбатскую с двумя пересадками, о чем я в тот момент не догадывалась и страшно трусила заблудиться. Но в Печатниках ко мне подошла миловидная бабуля, посмотрела ангельскими глазками и говорит: «Милая, а ты не до Арбатской едешь?» — «До Арбатской». — говорю. — «А захвати меня, будь добра, а то я дороги не знаю, заблужусь ведь». Страшный груз ответственности за бабулю я тогда почувствовала, тряхнула челкой, подхватила бабулю и повела: Печатники-Чкаловская-Курская-Александровский сад-Арбатская наконец… Был соблазн традиционно выскочить на станции Площадь Революции и успеть тирануть нос собаке, но ведь бабууууля перепугается! Я была чертовски сосредоточена — человека пожилого ведь сопровождаю! И надо же, ни разу не сбилась, довезла ее до Арбата, вывела на улицу, с облегчение увидела Никитский бульвар (фууух, верно вышла из метро!) И тут бабуля (откуда она только взялась такая невежда!) изрекает: «Милая, а где Арбат? А отведи меня там в Дом книги?» — «Нет, — говорю, Бабуль, дальше сама, вооон туда Дом книги будет! Все время прямо, не заблудитесь». Сейчас мне кажется, что та бабуля была либо моим сюром, либо просто развлекалась так, но на самом деле все прекрасно знала.

Юлия, продюссер, арт-байер

Первая версия мне ближе, это была первая моя попытка договориться с Москвой. Казалось, что если я откажу бабуле в конвоировании, то на завтра меня будет ждать какая-нибудь оплеуха в отместку. Москва любит тех, кто ценит и любит ее. Чтобы Москва давала шансы и гладила по голове, нужно быть искренне в нее влюбленным. Нужно скучать по ней, валяясь на берегу океана, нужно думать о ней, когда гостишь далеко на родине, нужно с облегчением выдыхать, когда возвращаешься в нее из командировки — но только чур искренне! Фальшь она махом чувствует и на завтра выдает оплеуху за это! Москва не терпит предательства. Пару раз поступали предложения переехать по работе в другие не менее достойные города: Киев или Санкт-Петербург. Раздумия были серьезными и взвешенными, а предложения соблазнительными. Но всякий раз выбор падал на «ненаглядный город мой» (как в песне «Несчастного случая»). После такого выбора в пользу ритмичного и самого быстрого города — всегда в руки падал бонус, Москва так благодарит: будь то карьерные события или просто визит старых друзей с Аляски, с которыми мы не виделись около 7 лет.

Когда стала искать отдельную квартиру в аренду, у меня было два пунктика: название улицы и вид из окна. Мне хотелось, чтобы родные и друзья писали в письмах и телеграммах такое название, от которого сразу становилось тепло! Шикарные квартиры на всяких улицах Затонная, Тупиковая или, прости господи, Шарикоподшипниковая — сразу отметались. А вот вариант с панорамным видом на весь центр Москвы на Нагатинской набережной был схвачен сразу! По-моему, красиво звучит адрес: Нагатинская нааабережная! Да еще и с таким «вью»!

Именно там у меня завелась привычка «втыкать в горизонт»: часами смотреть, как садятся солнце и самолеты, и думать обо всем, рисовать, писать, анализировать, перезагружать мозг. Теперь все мои друзья приучены время от времени в обязательном порядке «втыкать в горизонт» для нервной профилактики. Правда, тут еще важно, каков горизонт! «Окна-окна» не подходят. Только пространство и бесконечная даль. Мой горизонт регулярно сдается в безвозмездную аренду друзьям и подвергается их «втыканию».

А когда горизонта мало и нужно прижаться к Москве поплотнее, у меня случаются свидания с ней. Банально говоря: после очень тяжелых рабочих дней, я зачастую заруливаю в центр, гуляю по паркам, сижу на скамейках, заглядываю в подворотни и people watching. В такие моменты важно, чтобы не звонил телефон. Тогда чувствуется единение с городом даже в шумной толпе.

Так сложилось, что мы с моей подругой, коренной москвичкой Леной, встречемся аккурат по средам каждую неделю… Нет, не ходим в баню – нам хватает домашних ванных комнат. И так сложилось, что вечер среды всегда начинается на Большой Якиманке. То у меня там были дела в среду, то у нее, а после дел — прогулка и вино/кофе. И в итоге это стало доброй традицией: «Ну что, где встречаемся? Как обычно, начнем с Якиманки?» -«Конечно, с Якиманки! А там посмотрим, куда ноги выведут».

Юлия, продюссер, арт-байер

И вроде бы место к приятным прогулкам не располагает — это шумная улица с многополосным движением, да и достопримечательностей там не много — дом купца Игумнова, да церковь святого Иоана Воина. А все равно идем туда. Ведь впереди Кремль и Болотная площадь, а если свернуть во внезапно тихий переулочек, то выйдешь к набережной, а там по мосту над АРТ-Стрелкой к Храму Христа Спасителя. Как будто из-за кулис попадаешь на ярко освещенную сцену… Или же развернуться и пойти через Ленинский проспект к Воробьевым горам, величественному зданию РАН. Главное в наших средах — не повторяться с маршрутом и не сидеть весь вечер в кафе, даже если дождь. Москва большая, и кажется, все ее дороги начинаются с Большой Якиманки…

В Москве невозможно скучать. Даже когда, казалось бы, все размеренно и стабильно (хотя понятия «Москва» и «размеренно», по-моему не имеют ничего общего), то Москва найдет возможность встряхнуть и сбить пыль с плеч. Я до сих пор не могу привыкнуть к карте погоды. Не раз было: садишься в метро, скажем, на Таганке в жутком потном зное, а выходишь на ВДНХ в холодную грозу и проливной дождь, прижимающий к земле. А зонтика, конечно же, нет.

Всякий раз, путешествуя или рассматривая план так и не построенного на родине дома, я убеждаюсь, что скучаю по Москве. Она — мой город. Мы с ней подружки. Меня не особо напрягают пробки, т.к. давно решила, что иметь здесь машину почти не имеет смысла, а если опаздываешь — вэлкам в метро. Меня не напрягает отсутствие солнца в межсезонье: нынче не проблема очень недорого рвануть за солнцем в ближайшее Подмосковье на пару дней (я про Турции-Египты). И шум меня не напрягает — от него спасают наушники с музыкой. Грязно, не экологично? Ну да. Но должны же быть минусы среди сплошных плюсов!

Но лукавить не буду и скажу, что есть город, в который я бы переехала при определенных обстоятельствах, — это Нью-Йорк. Говорю шепотом, чтобы моя Москва не услышала и прислала мне оплеуху за это. И то, принимающую сторону в Нью-Йорке я обязательно озадачу названием улицы, где будет моя квартира, и конечно же попрошу сперва прислать фотки «вью». А там посоветуюсь с Москвой и решим…

Post a comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Предыдущая запись Следующая запись
Москвичи о Москве: Юлия, продюсер, арт-байер, 30 лет — COZY MOSCOW