Дом Мельникова

Дом Мельникова


Свернув с шумного Арбата в тихий Кривоарбатский переулок, трудно пройти мимо дома под номером 10, диковинного особняка цилиндрической формы, стоящего в глубине двора, чуть поодаль от деревянного забора. Это Дом Мельниковых. Уникально здесь всё: и проект, и игра с пространством, и царящая внутри атмосфера, и, самое главное, создатель – великий русский архитектор Константин Степанович Мельников, гений и новатор. Судьба не всегда благосклонна к гениям, и именно она позволила Константину Степановичу воплотить в родном городе лишь малую часть задуманных им проектов; реализуй он хотя бы половину – современная Москва была бы совсем иной.

Дом Мельникова

Дом Мельникова

В 1927 году Константин Мельников получил от властей земельный участок под строительство частного дома-мастерской в Кривоарбатском переулке. Сам факт получения подобного разрешения в стране, в те годы отвергавшей буржуазные ценности в виде индивидуального жилья в пользу домов-коммун, был сродни чуду, но Мельников – известный и востребованный архитектор, получающий заказы как на родине, так и из-за границы, автор советского павильона на Международной выставке декоративного искусства в Париже и большинства новых московских клубов – мест досуга для человека нового времени, и создатель первого саркофага для тела Ленина. Можно предположить, что именно этим объяснялась благосклонность власть имущих.

Дом Мельникова

Проект собственного дома Мельникова был признан экспериментально-показательным, нового и экспериментального тут действительно было немало, например, форма здания в виде двух совмещенных цилиндров и особая конструкция стен – кирпичная кладка создавала ажурный каркас, благодаря чему строительство можно было удешевить; освободившиеся проемы в стене (их было около двух сотен) заполнялись строительными отходами, а остальные стали шестиугольными окнами. Процесс сооружения дома, окончательно построенного в 1929 году, вызвал немало слухов среди москвичей. Многие, например, всерьез утверждали, что под Арбатом строится подземный завод, а непонятные конструкции на поверхности – его трубы. И сегодня, когда с момента постройки минуло почти девяносто лет, Дом Мельникова выглядит как нечто инопланетное, но неизменно притягивающее всех, кто его когда-либо видел, поэтому давайте скорее зайдем внутрь.

Дом Мельникова

Первая неожиданность, подстерегающая гостей, кроется сразу за входной дверью. Многие ожидают увидеть за ней буйство красок и форм, но здесь их не найти – посетителей встречает небольшая уютная передняя с вешалками для верхней одежды и полкой для головных уборов, на которой до сих пор лежат шляпы, принадлежавшие Константину Степановичу Мельникову и его жене, Анне Гавриловне. Чуть поодаль видна лестница на второй этаж, по которой нам ещё предстоит подняться, а пока, сворачиваем в коридор и попадаем в столовую, где почти ничего не напоминает об авангарде, разве что одно боковое шестиугольное окно. Небольшой буфет, стол овальной формы, стулья, светильник над столом – всё это создает эффект присутствия не в доме в самом сердце Москвы, а где-то на загородной даче. Кажется, что хозяева лишь ненадолго вышли на улицу по делам и скоро вернутся. На стене – написанные Виктором Мельниковым портреты членов семьи, особое место тут занимает портрет Анны Гавриловны Мельниковой, жены и музы, вдохновлявшей Константина Степановича на творчество.

Дом Мельникова

Дом Мельникова

Всё, что находится рядом со столовой, так же создает впечатление домашнего уюта: и кухня с предметами утвари – ровесниками дома, и две детские комнаты, и специальная гардеробная, где члены семьи переодевались после возвращения с улицы – наверх было принято подниматься только в домашней одежде. Проходя по коридору, нельзя не обратить внимания на небольшую лестницу вниз – спустившись по ней, мы ненадолго попадаем в подвал, где не только находится кладовая для продуктов, но и берут начало уникальные системы отопления и вентиляции, придуманные Константином Степановичем. Обе системы функционируют и сегодня – в доме, не оборудованном центральным отоплением и стеклопакетами, тепло даже в середине промозглого московского марта. Камень, которым облицованы стены в подвале, остался от цокольного этажа дома, когда-то стоявшего здесь, — ещё одно простое и функциональное решение. Вернувшись на первый этаж, стоит внимательно посмотреть на одну из стен напротив кухни. Два неприметных отверстия в ней – система связи между первым этажом и мастерской, Анна Гавриловна использовала их, чтобы звать мужа и детей на обед.

Дом Мельникова

Дом Мельникова

Дом Мельникова

Дом Мельникова

Поднимаясь на второй этаж, заранее ожидаешь увидеть там что-то необычное, но реальность превосходит все ожидания, да так, что просто захватывает дух, – мы находимся в гостиной Дома Мельниковых. В гостиной как нельзя лучше понимаешь, насколько гениально тут использовано пространство: первый этаж, предназначенный для приема пищи, готовки и прочих бытовых нужд, не предполагающих долгого нахождения там, — это приглушенный свет и низкие потолки. Второй этаж, как пространство для жизни, – это много света и воздуха. Свет поступает через простирающееся от пола до потолка окно, выходящее в переулок, а высокий потолок создает идеальную акустику. Здесь Мельниковы принимали гостей и проводили вечера, слушая музыку, — когда-то тут стояло пианино. В углу спрятано единственное в доме восьмиугольное окно; говорят, что сделать его Константин Степанович придумал ещё в процессе строительства, когда заметил луч от заходящего солнца, упавшего в будущую гостиную в этом месте. Рядом находится печь, сложенная Константином Степановичем, и рабочий стол: в 1942 году, когда его сын Виктор окончил Суриковское училище, старший Мельников отдал ему свою мастерскую, переехав в гостиную. В гостиной полно деталей, которые обязательно нужно увидеть, например, оригинальные светильники и ряд полок под книги и журналы; нетрудно догадаться, что всё это тоже создано Константином Степановичем. Кроме того, гостиная – именно то место, где соприкасаются два образующих дом цилиндра.

Дом Мельникова

Дом Мельникова

Дом Мельникова

Зона гостиной четко отделена от ещё одного помещения на втором этаже – спальни. Глава семейства считал сон важнейшим источником восстановления организма, поэтому всё в спальне продумано до мелочей: стены окрашены золотистой краской (Константин Степанович говорил, что, благодаря этому цвету, в спальне «виден воздух»), поступающий из окон свет приглушен, а потолки такие же невысокие, как на первом этаже, но эффекта тесноты, характерного для спальных ячеек в домах-коммунах, тут нет в помине. Когда-то в спальне вообще не было мебели, кроме уникальных вырастающих прямо из пола кроватей, но они, увы, сохранились только на фотографиях; во время войны Анна Гавриловна с дочерью уехали в эвакуацию, а отец и сын Мельниковы остались дома. Зимой дров не было, поэтому печь приходилось топить разобранными кроватями. Сейчас о них напоминают лишь оставшиеся перегородки, отделявшие кровать родителей от детских кроватей.

Дом Мельникова

Чтобы попасть в главное помещение дома – мастерскую, поднимаемся по винтовой лестнице со второго этажа на третий. Оказавшись наверху, понимаешь главную идею, заложенную старшим Мельниковым, и незаметную на первый взгляд: дом символизирует собой человеческую жизнь: от низменных потребностей мы поднимаемся выше и выше, пока не достигаем возможности создавать что-то самостоятельно, ведь возможности каждого человека поистине безграничны. Как и в гостиной, в мастерской много воздуха и света, но его источники находятся не в одном большом окне, а во множестве шестиугольных окон, пронизывающих комнату насквозь; работать тут – одно удовольствие. При желании, на мастерскую можно посмотреть сверху, — для этого есть узкая лесенка, ведущая на специальный антресольный балкон.

Дом Мельникова

Константин Степанович рассматривал оттуда лежащие на полу эскизы, а его сын Виктор Константинович проводил там лекции по живописи для студентов. С балкона можно выйти на крышу, служившую в теплое время года местом для семейных чаепитий.
В последние годы Дом Мельниковых стал объектом споров между потомками его создателя и государством. Умерший в 2006 году Виктор Константинович Мельников сначала завещал дом дочерям при условии учреждения там музея, но затем всё изменил, исключив обеих дочерей и завещав дом государству. Несколько лет назад Министерство Культуры приняло решение о создании музея и попросило прописанную и проживавшую в доме дочку Виктора Мельникова освободить помещение. Та отказалась и разразился грандиозный скандал, закончившийся её выселением в 2014 году. Все скандалы и суды не лучшим образом влияют на памятник авангарда – пока дом целиком не принадлежит государству, там невозможно сделать ремонт, в котором он сильно нуждается. Чтобы не заканчивать на грустной ноте, давайте лучше попробуем представить, какой была бы Москва, если бы ход истории сложился по-другому, и вместо хрущевских пятиэтажек, где-нибудь на юго-западе столицы, появились бы кварталы цилиндрических домов с шестиугольными окнами. До чего же мечтается хорошо!

Текст и фотографии — Евгений Лесняк
Как найти: Кривоарбатский переулок, д. 10 (двор Дома Мельникова)

Post a comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Предыдущая запись Следующая запись
Дом Мельникова — COZY MOSCOW