Особое мнение: Юлия Рублева о синем море, белой пене и утренней Москве

зимнее утро

«Я встречалась сегодня, в наши беспросветные 9 утра, с очень красивым человеком, и мы говорили о цвете, фактуре и силуэтах, Монике Белуччи, итальянцах и синем море с белой пеной.
Встретились мы в кромешной московской утренней тьме и снегу, но если мое утро регулярно будет начинаться с беседы с красивыми и интересными людьми, то я согласна вставать даже очень рано.
А пока мы беседовали, глядя на грязную серую кашу за окном, ветер и согбенных зябких прохожих, на наших глазах на обледеневшую холодную Тверскую два совершенно итальянских кудрявых мальчика в ярких зеленых рубашках без рукавов вынесли и поставили щит итальянского же кафе.

А если встать рано в выходной и поехать опять же по центру Москвы, то на углу Тверской и какого-то переулочка можно увидеть утреннюю шоколадную лавку, с позолоченными штучками внутри, с шоколадными и взбитыми пеной пирожными на крутящихся витринах, седую даму, сидящую на венском стуле и пьющую что-то горячее из белой чашечки; и в соседней витрине, рядом с шоколадными женихом и невестой — огромные, настоящие свадебные платья в полный девичий рост, с кружевами и фатой. По утрам в субботу Москва дает солнце, но только до часу, — потом солнечная лавка закрыта, остаются только венские стулья и фата.

солнце зимой

Я всегда прищурившись и в ожидании подвоха проезжаю Сретенку, Остоженку, Пречистенку по ночам: они поворачиваются внезапными незнакомыми переулками, которые больше не повторяют, даже если дашь задний ход и вернешься. Москва в этом плане похожа на женщину с трудным и дурным характером: никогда не знаешь, что от нее ждать, обсыпет и заметет, нальёт за шиворот и подставит ножку, а по ночам вдруг сверкнет, махнет рукой и поманит, и там такие блага, такие таинства, от которых захватывает дух, а утром, если все было хорошо, улыбнется, нежность, чашка шоколада — и к обеду уже опять супится и пора выметаться.

Антон Шумейко. Зимний вечер

Как говорит один из моих поклонников, которого я регулярно выгоняю за порог в морозную ночь — что за жизнь, но это того стоит.»

Предыдущая Следующая
Особое мнение: Юлия Рублева о синем море, белой пене и утренней Москве — COZY MOSCOW