Сплетни 19 века: Лиссабонское подворье

Дом № 16 на улице Воздвиженка. В наши дни его называют «тот странный дом на Арбате», а современники владельца нарекли особняк «Лиссабонское подворье». Известная династия московских коллекционеров и покровителей искусств Морозовых надолго прописалась в истории отечественной культуры не только своими ратными делами…но и причудами!


[ad#adv_y_1]
В сравнении со своими старшими братьями Михаилом и Иваном — младший Арсений Абрамович Морозов (двоюродный племянник Саввы Морозова)- личность вроде бы не примечательная, не занимался он освоением промышленных капиталов, не собирал значительных коллекций французской живописи последних «криков моды», и даже жены-красавицы не имел, провоцирующей общественность на слухи. Но стоит сейчас на Воздвиженке диковенный особняк, поражающий свой чудаковатостью, а это — гений фантазии как раз Арсения.

Не захотел он по примеру своих братьев переселяться в фамильную недвижимость, выстроенную в течение 19 века, а решил что-то свое воздвигнуть…под стать! И вот, путешествуя по Португалии решил, что хочет нечто подобное тамошним замкам,  и попросил своего друга — архитектора Виктора Мазырина (а тот вообще, сговорчивый был до безобразия, любые капризы исполнял и Шаляпинские, и Коровинские) сделать ему что-то напоминающее поразивший его воображение португальский дворец Пена в Синтре, построенный в середине XIX века и сочетающий элементы испано-мавританской средневековой архитектуры и национального стиля мануэлино. И не беспокоило Арсения Абрамовича, что в контексте тогдашней московской архитектуры это…ну смело слишком.

Существует легенда, будто бы мать Арсения, женщина гневливая и острая на язык, посетив в декабре 1899 года только что построенный дом сына, в сердцах сказала: «Раньше одна я знала, что ты дурак, а теперь вся Москва будет знать!»

Но ему, Арсению, вообще, было как-то всё равно на молву, хотя сам нередко подкидывал сюжеты для досужих пересудов — ну вот например, он был ярым охотником и за свою жизнь убил аж 82 медведей; пил по-черному, исключительно красное вино, зато, как утверждают знакомые, по 20 бутылок в день (это ведро!)… А в 1908 году, он на спор прострелил себе ногу, стремясь доказать, что человек в состоянии вытерпеть любую боль. Началось заражение крови, от которого он скончался через три дня в возрасте 35 лет.

Ну а дом… всё стоит и глаз радует!

Маргарита Чижмак

Комментарии

  1. Elena:

    отличная и очень интересная статья! Этот дом всегда мне поднимает настроение, когда я прохожу мимо него:) особенно мне нравятся ракушечки:)

  2. Yulia Petrova:

    да, красивое здание 🙂

Предыдущая Следующая
Сплетни 19 века: Лиссабонское подворье — COZY MOSCOW