Особое мнение: Дали vs Глазунов

«Лондон из зэ кэпитал оф Грейт Британ», и знаково-культовое место для тех, кто любит всё культовое и знаковое. Большая часть тех, кого я знаю, говорит «Лондон» с придыханием и видом искушенного гурмана. Не надо тратить слова на Биг-бен, Эбби-роуд, Вестминстер и Трафальгарскую площадь. Опустите музей мадам Тюссо и музейчик Шерлока Холмса. Просто скажите Лондон, остальное дорисует воображение собеседника. Нью-Йорк следует произносить эротично, дальше обязательно без паузы перейдите на шепот и, прикрыв глаза, выдохните «Манхэттен». «Амстердам» надлежит блаженно растягивать, хитро улыбаясь, и давая понять, что добрую половину воспоминаний даже озвучить не решаетесь. Париж, понятно, романтика и изящная сумочка на память. С Эйфелевой башней. Минимум — кошелек… Но тоже с башней. Килты и часы  «Балморала», что вечно спешат на три минуты – это Эдинбург. Литературная столица, если верить ЮНЕСКО. Если вы книжный червячок, ну или просто не мыслите себя без высокого, то «город маленьких музеев», издательств и самого большого фестиваля искусств в мире – ваша столица вселенной. А Москоу, как известно «нэва слипс». И как это ни печально, многие ее за это лишь и любят.

За то, что она почти как другие западные столицы. До самых медвежьих углов оснащена макдональдсами и псевдо-французскими кафешками, богата разнообразной – от подворотен до гей-клубов — ночной жизнью, не хуже других дерзит миру андеграундом, и зарубежные звезды любой величины не чураются спеть на Красной площади. Выходит, что Москва хороша именно тем, чем она не Москва. Это грустно. Потому что, даже не проседая в реверансах перед Островским и Кустодиевым, всё же следует признать: Москва хороша именно своей стариной.

Мы же любим Москву, но, если честно, основные ее даты и имена вспомнит разве что краевед, пенсионер или студент истфака. Мы, москвичи, очень любим нашу историю и культуру, но как-то мало о ней знаем. Всё норовим подменить ее самобытность универсальностью мировых столиц и именно это возвести в причину ее великолепия. Мы любим патриархальность и чаепития, это у нас в крови, но за ними мы идем в восточно-европейских «Караваевых», или в колониально-буржуазный, совершенно английский «Five o’clock», где уют налицо, но далекий от московских традиций. Или даже наш «Бублик»… Бублик! Казалось бы, что может быть более нашим и более чаепитным? Однако главный по бубликам у них не бубличник, а «сэндвичист» и не наш, патриархально-купеческий, а некто Джон Гросси с Манхэттена.

То же самое и с искусством. Мы гордимся нашим искусством, наши художники самые художественные художники в мире. Но чтобы сосчитать московских великих художников, которых мы знаем, хватит пальцев одной руки. Зато легко и с достаточной долей эстетского пафоса мы говорим о Пикассо, Ван Гоге, Уорхоле, Ротко и Дали. Мы ходим на их выставки или, по меньшей мере, читали о них в какой-то колонке какого-то журнала.

Вот об этом я и подумала, когда приблизилась к музею изобразительных искусств им. Пушкина, чтобы лично убедиться в величии последнего. «Боже, страна искусствоведов!» — пронеслось у меня в мозгу при виде жуткой очереди хатифнаттов, и я перешла на другую сторону дороги. Стоять в бескрайней как усы Сальвадора, веренице его поклонников только лишь потому, что второе пришествие талантливого испанца в Россию не скоро — я не хочу. Сальвадор не та причина, что может заставить меня просадить воскресный вечер в маниакальном стоянии под дождем.

Я остановилась на противоположном тротуаре и внимательно, долго смотрела на длинный хвост поклонников славного прародителя фотошопа. Какой процент этих людей, спрашивала я себя, знает больше двух-трех его работ? А какой процент этих людей вообще уделяет внимание живописи, когда она не модное явление и не раз в сто лет привезенный разрекламированный художник? Я не знаю этого — потому и не критикую. Просто спрашиваю саму себя, настолько ли мне нужен Сальвадор Дали и его картины в подлиннике. Ответ прост: не настолько. Моя мама в годы юности, лет этак в семнадцать, увидев репродукцию его картины, кажется, в «Огоньке», потеряла сознание. Вот реально — открыла журнал, посмотрела несколько секунд и упала на ковер без чувств! Но я не мама, мне не семнадцать и я пару раз бывала в интернете… Меня трудно удивить, тем более до обморока. Но речь не об этом. А о том, что Дали, это конечно ого-го, но не большее, чем другие великие художники. Стоять под интенсивными осадками по несколько часов, чтобы увидеть его полотна, я не готова. Не готова и не надо, скажет кто-то, и будет прав.

К чему я это пишу. Раз уж мы собираемся в длиннохвостые и неподвижные очереди, дабы узреть полотна одного гения, то можно просто занять очередь и, перейдя по зебре на другую сторону, ознакомиться с творчеством другого гения. Московского живописца, удивительнейшего портретиста и глубокого, интересного человека…На которого, кстати, за границей ходят с не меньшим воодушевлением, чем мы на Дали. Если кто не в курсе, не замечал или просто запамятовал – напротив Пушкинки уютно расположилась галерея Ильи Глазунова. Народного художника СССР, академика Российской академии художеств, борца за сохранение исторического облика столицы.

В 1970-е годы этот человек выступил против генплана реконструкции нашего с вами города, угрожавшего практически полным разрушением исторической его части.  Ильей Глазуновым – не в одиночку, конечно, а с композитором Вячеславом Овчинниковым — составлен альбом, посвященный прежней Москве и отражающий утраты, понесённые ею в результате градостроительных изысков эпохи коммунизма. Благодаря его неустанному противодействию, генплан был выставлен на публичное обозрение в Манеже и, вызвав негодование граждан, отозван.

А еще Илья Глазунов — автор великолепных декораций Большого театра, Берлинской оперы и других театральных подмостков, а еще он проиллюстрировал все произведения Достоевского, и как проиллюстрировал! Вот такой художник!  В его галерею мы и направились вместо торчания под дождем — благодаря небеса за полнейшее отсутствие очереди и о том же самом сокрушаясь. Пришли очень удачно, за 15 минут до экскурсии и… Я не буду рассказывать тут о впечатлениях, открытиях и обновлении своего мировосприятия. Это долго и изобилует прилагательными. Скажу только, что в галерее представлено около 700 его работ, как живописных, так и графических, и еще — театральные декорации и всемирно прославившие Глазунова монументальные полотна, потрясающие до глубины души и сознания, отражающие взгляд современника на нынешнюю Россию и ее исторический путь. Просто если вам скучно неподвижно маяться в очереди на Сальвадора, запомните, за кем стояли: за час он продвинется незначительно, а вы успеете подарить себе удивительное путешествие в собственную культуру и историю среди шедевров великого художника — Ильи Сергеевича Глазунова. А то когда еще дойдете…

Как найти: ул. Волхонка, д. 13, ст.м. «Кропоткинская».

Ежедневно, кроме понедельника, с 11:00 до 19:00. Касса работает до 18:15.

Арина Карталова

Comments (1)

  • Новогодние каникулы: кто виноват и что делать? | COZY MOSCOW

    05.01.2012 at 16:42

    […] музеи  — Центр Рериха в Знаменском переулке и галерею Ильи Глазунова на Волхонке, 13 — тоже стоят очереди. От себя могу посоветовать, […]

Post a comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Предыдущая запись Следующая запись
Особое мнение: Дали vs Глазунов — COZY MOSCOW