«Моя исчезнувшая Москва». Наташа Мамонова о липах на Тверской, Красном Октябре и Coffee Bean в Филипповской булочной

Наташа Мамонова

Как говорил герой Покровских ворот: «Оба мы меняемся в возрасте: Москва молодеет, а я старею…». Многие московские места, с которыми у меня связаны либо детские впечатления, либо переживания юности, незаметно исчезают из жизни города, и появляются новые, но уже не связанные со мной. Наверное, если ты помнишь липы на Тверской улице, ты принадлежишь к «предыдущему» поколению, так называемой дженерейшен «Пи» (помните еще это название?). Советское детство… и зеленый центр города. Я помню эти  деревья и окружающие их решеточки в асфальте для дождевой воды. Я все и дело пыталась поковырять пальцем меж железных прутьев и узнать какая на ощупь земля под асфальтом. Но, почему-то мне мама запрещала это делать. Тверская тогда была своего рода Champs Élysées Москвы. Эти липы были главным украшением улицы. В то время не было ни биллбордов, ни сверкающих витрин магазинов. Я помню только синий круг «Пепси» на площади, который мелькал сквозь кроны этих деревьев, когда идешь по Тверской, держа маму за руку. А еще очереди в Макдональдс! Вы помните очереди в первый Макдональдс на Тверской? Когда хвост очереди оканчивался где-то возле теперешнего Бенетона. И ты стоишь, перетаптываясь в своих валенках с галошами, и думаешь: достанется ли тебе волшебная булочка с мясом или нет…? Ты ж советский ребенок, знаешь, что такое очереди!

Тверская улица

Когда я повзрослела, липы куда-то пропали. Я не помню год, когда их вырубили (или выкорчевали). Я даже не знаю, что на самом деле с ними сделали. Тогда много говорили, что деревья убрали из-за плохой экологии в центре города. Я не помню ни одного несчастного дерева, страдающего от плохой экологии. Может, из-за моего детского романтизма мне казалось всегда, что они невероятно крепкие и красивые… может, уничтожение лип просто кому-то было нужно…

coffee bean на тверской

Позже, когда я повзрослела, центр Москвы для меня стал центром вселенной. Не было ни одного дня, чтоб я не прошлась по Театральному, не свернула на Тверскую и дальше до самой «Баррикадной». Вся моя жизнь проходила там: универ, работа, друзья, знакомые… После распада союза, мы с родителями жили не широко: по ресторанам и в кино не ходили. Первое кафе, которое я посетила в городе, было «Кофе Бин» на Тверской 10, рядом с гостиницей «Центральная». Мы с подружкой Светой (нам тогда лет по 14 было) осмелели и на накопленные карманные деньги решили выпить там кофе. Меня это заведение всегда привлекало невероятными барельефами на потолке и шикарной лампой в стиле 18-го века, которые ты видишь в широком окне, когда проходишь мимо по улице (я ещё не знала, что раньше в этом помещении располагалась знаменитая Филипповская булочная). Нам тогда хватило денег только на эспрессо. Казалось, что мы выпили что-то запретное и невозможно вкусное в тот день. С тех пор это заведение стало моим «Намбер Ван».

Мама говорила, что раньше в Советское время это место называлось просто «Булочная» и выглядело как кондитерская, где были самые вкусные ватрушки. А для меня это место – жесткие, но красивые диваны, стол с репродукцией карты мира 16-го века, и вкусный фисташковый торт. Я там ела тортики на первую мою стипендию в универе, и свидания назначала, и провела один из самых оригинальных дней Святого Валентина, напившись глинтвейна вдвоем с подружкой Катей… Это было самое лучшее в Москве место. А потом его закрыли и я уехала из Москвы. Одно с другим не связано, но какая-то таинственная закономерность присутствует…

Большой_каменный_мост

А еще меня заставляет ностальгировать по моей исчезнувшей Москве –  запах шоколада на Большом Каменном Мосту. Я тогда работала на телепрограмме «Времечко» и после работы ходила пешком из студии в Замоскворечье в центр, откуда ехала на метро домой. Лучше всего мне думалось о новых историях и сюжетах, когда я шла по мосту через Москву реку. Ветер там служил своего рода фильтром, который отсеивает из головы все ненужное, а оставляет только хорошие мысли. И запах шоколада из Красного Октября. Я не позавидовала бы тем людям, которым приходилось дышать им ежедневно, но для меня 10 минут шоколада в день было своего рода чашка бодрящего кофе. Лучше всего было идти по мосту со стороны Храма Христа Спасителя из-за ветра и пробок. Ветер всегда дул юго-западный (и, вероятнее, продолжает дуть), и если идешь со стороны Кремля, дышишь не только шоколадом, но и выхлопными газами машин, стоящих в неизменной пробке на Каменном.

красная площадь

Когда я была маленькой и шла по брусчатке Кремля, я всегда думала: «Когда я вырасту, буду идти по этой площади, держа своего любимого за руку и рассказывать ему: «Вот представляешь, цари и революционеры ходили по этим камням, а теперь мы с тобой идем…». Когда я выросла и узнала, что брусчатку неоднократно меняли и мало чего осталось от того, что касалось ноги царя или еще какой исторической личности, я разочаровалась… Но когда в прошлом году, я приехала в Москву показать своему суженому мой город, я не смогла показать ему липы, попить с ним кофе в Кофе Бине и подышать шоколадом на мосту, но фразу про брусчатку я все-таки сказала, пусть это и не была абсолютная истина. Это истина для меня.

Comments (1)

  • Marina

    31.10.2013 at 13:56

    Очень жаль, но традиции не сохраняются, а так нам нужны
    Сама живу в Москве уже больше 20 лет, а по-настоящему ее не знаю и не узнаю, недавно попались архивные фото — это что-то….понимаешь, что от города уже какие-то остаточки и кусочки местами живы

Post a comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Предыдущая запись Следующая запись
«Моя исчезнувшая Москва». Наташа Мамонова о липах на Тверской, Красном Октябре и Coffee Bean в Филипповской булочной — COZY MOSCOW