Москвичи о Москве: Юлия, семейный психолог, 41 год

Юлия

Восьмой год пошел, как я в Москве. Приземлилась рано утром 31 мая 2005 года, шел дождь, все было серое, меня встречал редакционный водитель. Приехала в семь утра прямо в редакцию. У меня там уже было место и комп. Я была литературным редактором в сети журналов «Я Покупаю» (машу коллегам).  В обед вышла купить пирожков на Соколе. У нас там редакция была, оттого еще люблю эти места. Купила горячий с печенкой и кофе.  Потом еще год так по дороге из метро так перекусывала и еще с другой стороны Ленинградки продавали Чебурек. Я вкуснее потом нигде не едала. Сок из него шел и мяса было много, и тесто хрустящее, и дымилось, и остро и вкусно. Так и зажила вот. Два года привыкала к Москве тяжело и трудно, переезжать я сюда не мечтала никогда, но так сложилось. Ненавидела ее и терпела, как нелюбимого человека.  А потом вдруг все изменилось и я ее полюбила.

Чтобы быть счастливым в этом городе, его не надо «покорять». Меня аж передернуло, когда вдруг мне однажды задали такой вопрос. Москва сама кого хочешь покорит, разжует и выплюнет. Тут вся наша личная история обнуляется и начинаешь все сначала. Никаких тебе твоих бывших успехов и удач, здесь они не растут. Сюда надо ехать, когда либо болеешь какой-то идеей и ради нее готов спать в сортире на Казанском вокзале, — потому что, если идея хорошая, Москва тот самый город, где ее можно воплотить. Либо когда в родном городе делать нечего, не с кем, скучно и неинтересно, и дышать нечем.  У меня был второй вариант, и мне счастливо предложили переехать по работе.  Говорят, в Москве надо пережить три декабря, чтобы стало полегче.

Вспоминаю, как 4 года назад сидела на своей Кунцевской ночью под дубом. На траве. У меня там дуб рос недалеко от дома, и было маленькое озеро.  И думала: «Три года я здесь, надо как-то отметить». Но ничего не отметила, выпила воды, съела конфету и спать пошла домой.

А еще раньше, в 2006-м, было три месяца без солнца. В декабре было + 10. Я совсем тогда сошла с ума от депрессии, одиночества и усталости, и плакала где ни попадя, ходила на работу в тонком платье, чулках и плаще, возвращалась из редакции под утро, а в 7 -15 вставала и вела дочку в школу. А в феврале или марте вдруг в небе внезапно показали радугу и мы все побежали в окно ее смотреть, было солнце и все это длилось час или меньше, и мы были как дети из рассказа Бредбери про дождь. (ничего не путаю?)

Москва для меня все еще неисчерпаемая, неизведанная, и я ее люблю, особенно по утрам, рано-рано, когда едешь мимо Москва- сити. Нереально волшебно. Только здесь я видела такой розовый утренний свет.  А летними ночами, когда я иду своими темными дворами в любимом районе, тепло, пахнет свежескошенной травой, а окна светятся и липы шелестят.

Представления не имею, прижилась ли я здесь, в Иерусалиме мне спокойнее и безмятежнее, но живу дальше с любовью и удовольствием. Здесь я обрела самое главное — абсолютно сумасшедший мой любимый ритм и образ жизни, мне надо, чтобы быстро все, всю жизнь, стремительно, я мало когда просто по городу хожу — бегаю. В Уфе я обгоняла всех на улице и неслась куда-то, и все уже дела переделаны, а еще только 9 вечера, а все уже ложатся спать, это как, так же неинтересно? И так вот всю жизнь, а здесь много нас таких. И я встаю в два часа ночи из-за компа, и еду по делам в офис мтс или в салон красоты или в магазин. А мой фитнес-клуб работает до полуночи и я только из него пришла.

Post a comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Предыдущая запись Следующая запись
Москвичи о Москве: Юлия, семейный психолог, 41 год — COZY MOSCOW