Blog post

Москвичи о Москве: Эльвира, кавист, 28 лет

Название моей малой Родины произошло от слова «дегун», которое означает черная, выжженная земля. Именно на таком участке в 14 веке было основано село Дегунино. В состав Москвы Дегунино и прилегающие к нему земли вошли в 1960 году, когда было принято решение о расширении столичных границ. Уже в 1964 г. начали строить микрорайон Дегунино-Бескудниково. В этом зеленом, тогда еще новом районе, вблизи железной дороги и овощного рынка, получили квартиру мои бабушка с дедушкой. Там родилась моя мама, а потом я. Основными развлечениями детства были поездки на ВДНХ на 36 автобусе, походы в видеопрокат в Бусиново, а зимой катание на коньках на стадионе «Наука».

В те годы ВДНХ, не такое прилизанное, как сейчас, было для меня Меккой, островом сокровищ, моим персональным Диснейлендом, где сбывались самые заветные мечты. Лекарства, саженцы, техника, гастрономия. Этот рог изобилия манил и завлекал. Но больше всего мне был интересен павильон, где сидели китайцы. Там я любила разглядывать стеклянные переливающиеся шарики, бумажные красные фонарики, пластиковые туфли для Барби, лизуны и прочую лабуду, которая казалась мне просто необходимой. После этого у нас был ритуал — поход за пончиками в Останкино. Взяв килограмм пончиков, мы обычно сидели у пруда и смотрели на закат. После было здорово сдувать с себя сахарную пудру, словно снег из новогодней игрушки.

Когда я поступила в МАИ, мы переехали в район Аэропорт. Это был совсем другой мир с новыми маршрутами, магазинами, кафе. В студенческие годы мы часто гуляли в Покровское-Стрешнево, любовались шлюзами, навещали бобров. Там было мое первое свидание в сиреневых колготках и сиреневыми облаками на небе. Очень любила кататься на трамвае в кино до Щукинской от Войковской через лес. В этом была своя магия.

Открывать какие-то иные места Москвы я начала уже после института. Просто решила не ходить по главным улицам, а сворачивать в переулки. Там прячется самая красота. Например в 1-ом Неопалимовском переулке во дворе редакции журнала «Наше наследие» стоит памятник Пушкину. Осенью он смотрится особенно сказочно среди желтой листвы. Если бродить по Замоскворечью, можно заглянуть в букинистический магазин «Чтец» на Большой Татарской. Среди гор старых книг можно откопать сокровища. Если хочется ностальгии, то можно дойти до легендарной блинной на Воронцовской улице. Цены смешные, интересные персонажи, блины как у бабушки. В Большом Харитоньевском переулке спрятан теремок с разноцветными крышами — Юсуповский дворец. Палаты принадлежали Ивану Грозному. Если вы любите фильм «Покровские ворота», то вам обязательно дойти до усадьбы Усачевых-Найденовых на Земляном валу. Там островок тишины для души и живописный вид. И тот самый грот из фильма.

Когда спрашивают про любимые места в Москве — впадаю в ступор. Потому что почти с каждым её кусочком что-то связано невидимыми ниточками. С каждым по-разному. Москва вообще вся из заплат соткана. В этом ее очарование. Вот ламповые Сыромятники в объятьях Яузы. Они про пульсирующий клубок стука колёс, реликтового магазина Продукты, бродильных винных цехов, трансформирующихся в современное искусство, встреч и прощаний на Курском вокзале.

Когда я впервые оказалась во дворе дома Ярошенко на Хитровке, я сначала решила, что это декорации к какому-то фильму. На веревках сушится белье, кто-то играет на пианино, кто-то подметает, дама в бигудях выливает воду из эмалированного таза. Удивительна и сама трансформация дома. Из респектабельного жилища Волконских и Дашковых в убогие ночлежки. Я всегда прихожу сюда за островком тишины или выпить кофе в «Сыре и кофе». В последний раз обнаружила на Хитровке землянику. Знатоки сказали, что она ложная. Но неважно. Все равно это очень к лицу Хитровке.

Если хочется дотянуться до крыш, увидеть купол Иоанно-Предтеченского монастыря, который напоминает Италию или прокричать что-нибудь во всю Ивановскую, то можно пойти в Морозовский сад. Всегда счастье обнаружить открытую калитку и заветный уголок. Сюда я приводила самых дорогих сердцу людей. А недавно я узнала, что в бывшей усадьбе Морозовых, в которую никого не пускают, снимался любимый с детства «Усатый нянь». С 1920-х годов и до конца прошлого века в бывшем дворце располагался детский сад. А потом усадьба перешла в частное владение.

Любимое место для посиделок — «Перелётный кабак» в Мансуровском переулке с отличной подборкой испанских вин, тапасами и выставками современного искусства. Идеально подходит для свиданий — антураж располагает к душевному вечеру. Если из кофеен — уютная и тихая Петровская кофейня, расположенная в старинных Нарышкинских палатах Высоко-Петровского монастыря. В Cezve coffee в Подсосенском переулке — отличный кофе в турке на песке, с пряностями.

В этом году я начала собирать в своём блоге истории старых москвичей, которых все меньше и меньше.  Хочется сохранить их воспоминания. Сейчас в Москве многое изменилось, то ли я повзрослела, то ли действительно город стал менее душевным и родным. Но у каждого из нас остаются воспоминания, которые греют сердце в дождливый осенний вечер.

Предыдущая запись Следующая запись
Москвичи о Москве: Эльвира, кавист, 28 лет — COZY MOSCOW